Обэп краснодара что может в москве

Сотрудники ОБЭПа ответят за свои джипы

Обэп краснодара что может в москве

Слова «взяточничество» и «милиционер» уже давно невозможно представить друг без друга. Они стали одним целым. Каждый из нас хоть раз в жизни давал «на лапу» людям в погонах, чтобы решить вопрос «полюбовно».

Новости о задержании сотрудников милиции за мздоимство поступают почти каждый день со всех уголков России, но это лишь капля в океане коррумпированного бедствия.

В главке МВД, конечно, заявляют, что «работа идет», а вот люди, в обязанности которых входит поимка взяточников за руку, зачастую расписываются в собственном бессилии.

Очередную такую роспись поставил руководитель Управления собственной безопасности ГУВД Москвы Александр Трушкин в опубликованном в понедельник в «Комсомольской правде» интервью. Высокопоставленный милиционер рассказал изданию о проверке, которую провело его ведомство среди сотрудников подразделений милиции экономической безопасности, приезжавших на работу на дорогих автомобилях.

«Мы как-то задались вопросом, почему дорогостоящие машины стоят возле ОБЭП. Взяли коллег из ГИБДД, провели проверку. Останавливали сотрудников милиции, которые на крутых джипах ездят. Естественно, все в штатском, все по доверенности ездят, и никто из них не представился сотрудником милиции», — рассказал Трушкин.

Он также сообщил, что после этого рейда все замеченные в дорогих внедорожниках сотрудники были приглашены для дачи объяснений.

«Все сказали, что жена — банкир, мама — миллионерша, ну и в таком духе», — пояснил глава столичного УСБ и добавил, что сейчас возле ОБЭП дорогих машин не видно.

«Они их теперь во дворах, наверное, прячут», — считает Трушкин и даже добавляет, что знает где — в близлежащих дворах.

Но на этом проверка «оборотней на джипах» не закончилась. По словам Трушкина, сейчас сотрудники его ведомства проверяют информации о богатых родственниках милиционеров.

«Но ведь и это не является поводом для более серьезного разбирательства. За то, что ты на „Лексусе“ ездишь, наказать нельзя.

Так что единственное, что мы в УСБ можем — внимательно приглядеть за этими сотрудниками, рассекающими на крутых иномарках, и попытаться их поймать на каких-то нетрудовых доходах.

Поверьте, это непросто, они тоже воробьи стреляные и взятки в руки наличными уже давно не берут», — подвел печальные итоги спецоперации глава УСБ Москвы.

Далее Трушкин практически расписался в равнозначности слов «взятка» и «милиция». «Сейчас у сотрудника милиции зарплата плюс-минус 20 тысяч рублей.

Ну, сделают ему 50 тысяч рублей — хорошая зарплата, но он все равно скажет: да мне на бензин даже не хватает на той машине, на которой я езжу. И как брали, так и будут брать», — заявил начальник УСБ.

При этом он добавил, что честные милиционеры не должны думать, как заработать, у кого одолжить до получки.

Проверка сотрудников ОБЭП, о которой рассказал руководитель управления собственной безопасности ГУВД Москвы Александр Трушкин, как выяснила «СП», далеко не первая. Похожие проверки были и в «рядовых» отделениях милиции, чьи сотрудники также были замечены за рулем дорогих иномарок.

«Первый раз людей в штатском, которые снимали на видеокамеры приезд наших сотрудников на работу, мы увидели 4 года назад, — рассказал „СП“ на условиях анонимности сотрудник милиции одного из отделений Юго-Западного административного округа.

— Поначалу наши немного напугались, и было забавно пару дней наблюдать, когда некоторые „опера“ искали место в ближайших дворах, чтобы припарковать свои „гелики“, и проходили мимо камер пешком. Но дальше видео дело не пошло.

Видимо, договорились ребята».

Похожая ситуация наблюдалась и в других отделениях милиции Москвы. «В прошлом году нас тоже поснимали-поснимали, да и уехали ни с чем.

О проверке в отделе знали и поэтому никто на нормальных „колесах“ не приезжал пока уэсбышники с камерой работали — сплошь „пятерки“ и „девятки“ были», — поделился также на условиях анонимности своими воспоминаниями оперуполномоченный из отделения милиции Южного административного округа столицы.

«У меня зарплата 19 тысяч рублей, жена и дочь. Сам посуди, на эти деньги нереально прожить, а в органах я по призванию, по зову сердца, так сказать, сюда пришел, — продолжил милиционер, назовем его Александр.

О „левых“ доходах и взятках Александр естественно говорить отказался, но в конце разговора предложил обращаться, если будут нужны права на управление автомобилем или „красивые“ номера на машину. „Зеркалку“ или цифры нужные сделать помогу. Конечно, не бесплатно», — уточнил он.

Работа УСБ будет бесполезной до тех пор, пока оно напрямую подчинено министерству внутренних дел РФ, уверен лидер движения «За права человека» Лев Пономарев.

— Мы предлагаем убрать Управление собственной безопасности из подчинения МВД, тогда это будет независимое ведомство, и мы не будем слышать таких беспомощных речей от его руководителей, которые все знают, но сделать ничего не могут”, — заявил он.

— Кроме того, для искоренения или хотя бы снижения коррупции в милиции нужно в 2−3 раза сократить штат сотрудников министерства внутренних дел и увеличить милиционерам зарплаты.

Надо убрать всех старых, коррумпированных сотрудников, набрать на жесткой конкурсной основе на их место новых и за счет сэкономленных средств сделать им достойную зарплату, — считает Пономарев.

В Рунете также идет бойкое обсуждение интервью «большого милицейского начальника» и основная мысль блоггеров — нужна срочная реформа МВД.

«Вывод из этого один: в структурах МВД прекрасно осведомлены о том, что в их ведомстве не все чисто. Но сделать УСБ-эшники практически ничего не могут. Точнее так: где-то не хотят, а где-то не могут.

А в каких-то случаях, имеют место быть оба обстоятельства, — пишет пользователь lagran.

— Сложно сказать, что в этой ситуации лучше: усиливать карательные органы УСБ или же постараться исправить ситуацию в самой структуре МВД, чтобы поводов для обращений в службу внутренней безопасности было как можно меньше».

«При всем моем уважении к УСБ (в большинстве случаев работают ребята) темнит руководитель… Видимо, с Нургалиева пример берет — это ж министр посоветовал сотрудникам УСБ не посадками заниматься, а профилактикой…», — считает блоггер airburn64.

Милицейский вопрос в стране назрел и в последние годы стоит особо остро. И речь уже идет не только о коррумпированности сотрудников милиции, большая часть которых действительно получает копеечные зарплаты.

У населения резко упало доверие к человеку в милицейской форме. К милиции уже относятся как к «братве» в 90-е, которая может приехать на дорогом внедорожнике и расстрелять человека ни за что ни про что.

Майор Евсюков и тывинский гаишник лишнее тому подтверждение.

Особенно страшно становится, когда высокое милицейское начальство на всю страну говорит о том, что «знает о дорогих джипах, но ничего сделать не может».

В такой ситуации остается только надеяться, что реформа МВД, которую взял под личный контроль президент России Дмитрий Медведев, хоть немного расчистит ведомство Нургалиева.

В противном случае «евсюковы» окончательно вытеснят образ Дяди Степы и Анискина из памяти россиян.

Корреспондент «Свободной прессы» решил проверить, на каких машинах ездят сотрудники Департамента собственной безопасности МВД РФ — именно они и устроили проверки милиционерам из ОБЭП, показавшие, что те раскатывают на джипах и прочих дорогих иномарках.

Из этого видео понятно, что сами проверяющие предпочитают большие внедорожники и иномарки представительского класса.

Источник: https://svpressa.ru/video/article/21863/

МОСКВА, КРАСНОДАР, Н-НОВГОРОД, 17 ноя — РИА Новости, Ирина Халецкая, Светлана Берило, Жанна Воронова. “Откройте, полиция!” — фраза, от которой многим становится не по себе.

Однако участковые могут прийти к жильцам не только по какому-то заявлению, но и просто познакомиться.

Корреспонденты РИА Новости ко Дню участковых уполномоченных полиции выяснили у трех представителей профессии из разных городов, чем приходится жертвовать ради работы, почему их служба не похожа на телесериалы и как стать лучшим среди лучших.

Москвич Анатолий и интуиция

Участковый уполномоченный полиции Анатолий Арабкин работает в этой должности больше пяти лет. Быть милиционером в юности он не хотел, мечтал стать машинистом пассажирского поезда, кататься в дальние рейсы.

“После девятого класса хотел пойти в железнодорожный техникум, но мама и преподаватели уговорили меня остаться и доучиться, а потом поступать в вуз. Я согласился, получил аттестат и ушел в железнодорожный институт.

Теперь вспоминаю этот период жизни как один из самых кошмарных. Мне хотелось быть работягой, а там была одна теория, сопромат. Я хотел крутить гайки, а не знать о том, из чего они состоят”, — вспоминает Анатолий.

В милицию он пришел за компанию вместе с другом детства. Приняли решение работать в патрульно-постовой службе (ППС) и как раз учиться по направлению в юридическом техникуме. Потом Анатолий перевелся в инспекторы, а через несколько лет стал участковым.

“В каждой службе есть плюсы и минусы.

Плюс ППС — ты отработал день и забыл его, он тебя не тяготит. Завтра будет новый, со своими приключениями, происшествиями, историями. Участковые же ведут расследования, принимаем решения, собираем административные материалы, сопровождаем какие-то уголовные дела.

Это сжатые сроки, ответственность и напряженный режим — нельзя прийти домой, уснуть и забыть”, — говорит Анатолий.

С другой стороны, сотрудники ППС, по его словам, первыми приезжают на экстренный вызов и, как правило, все “сливки” принимают на себя они. Больше всего несчастных случаев происходит именно с патрулирующими сотрудниками.

“Участковый менее подвержен опасности. Его основная задача — скорее предотвратить, вести разъяснение, быть начеку. Мой район почти примыкает к МКАД, а ближайший город — Мытищи. Район — как большой пересадочный узел, это конечная станция метро. Возле нее собирается много асоциальных личностей, изрядно подвыпивших, неадекватных. Это доставляет неудобства в работе”, — рассказывает он.

В основном Анатолий работает с местными жителями — это называется “войти в адрес”. Участковый методично обходит район, звонит в двери, представляется и интересуется у хозяев квартир, есть ли какие-то проблемы, видели ли они что-либо необычное или подозрительное.

“Открывают практически всегда. Рассказывают о себе, впускают в дом. Чаще всего отвечают, что никаких проблем у них нет, — говорит Анатолий.

 — Так сложилось: жильцы даже не всегда знают, кто с ними соседничает на лестничной клетке, не говоря уже про подъезды или другие дома. Сердобольные бабушки — это отдельный контингент.

Иногда они клеймят всех подряд, сплетничают, но порой действительно проявляют бдительность и могут рассказать что-то полезное”.

Участковый сетует, что часто о его работе складывают мнение по сериалам. Иногда выходит совсем смешно.

“Мы приехали на вызов. Старый дом, лифт. Поднимаемся, на лестничной клетке лежат так называемые “продукты жизнедеятельности”. Выходит бабушка-заявительница, брезгливо указывает пальцем на кучу. “Ну и что это такое?” — спрашиваю.

 — “А вы что, не видите?” Я снова не понимаю, продолжаю: “Вижу. А дальше-то что?” “Как что — вызывайте ФЭС, пусть они там “пошкрябают”, проведут исследование!” — возмущается старушка. А я не знал, что это такое, спросил.

Она на меня с недоумением глядит: “Вы что, не смотрите Первый канал? Вызывайте скорее!”

К участковому жители относятся по-разному. Кто-то доверяет, звонит, советуется. Другие же не воспринимают всерьез. “Приходишь знакомиться с жителями, дверь в квартиру открывает женщина. Пообщавшись с ней, я даю визитку и ухожу.

Вечером домой возвращаются остальные обитатели квартиры — муж, дети, теща. Супруга, если забегалась, может не рассказать про участкового, а визитку положить к себе в кошелек.

Таким образом, адрес мной вроде отработан, а по факту вместо шести человек обо мне узнал только один, — объясняет участковый. — Это тоже сказывается на работе”.

Пока мы шли мимо одного из домов, полицейский вспомнил другой случай, вовсе не забавный. Мать и дочка жили в муниципальной квартире. Вели весьма скрытный образ жизни, появлялись на людях редко. Потом вовсе пропали, а соседи внимания на это даже не обратили. В какой-то момент в квартире женщин прорвало трубу, хлынула вода.

“Соседи пошли стучаться — никто не открывает. Вызвали плотников, представителей департамента госимущества, потому что квартира принадлежит городу, и нас, потому что необходимо взламывать двери, — рассказывает участковый. — Открыли, вошли и видим, что на кровати лежит мумия. В соседней комнате — другая. Женщины умерли естественной смертью, что случилось — непонятно. Мы спрашиваем соседей: “Неужели даже никакого запаха не чувствовали?” Говорят: “Иногда веяло чем-то протухшим, но нормально, терпимо”. На самом деле, людей искали, была проверка, их признали пропавшими без вести. В холодильнике мы нашли просроченные продукты”.

Арабкин не старается вести статистику, сколько жизней удалось спасти: “Очень много ситуаций, что приезжаешь в момент, когда агрессивный пьяный муж, например, выламывает дверь, а за ней прячется испуганная женщина с ребенком. Или когда ты разнимаешь двух пенсионеров — один из них пытается забить другого костылем. Вроде бы “бытовуха”, но кто знает, что бы произошло, если б я вовремя не приехал?

Он признается, что в работе ему помогают везучесть и интуиция: “Если работаешь не по информации, а по зову сердца, что ли, то всегда получится лучше. Я слушаю интуицию.

Например, было мероприятие по выявлению наркотиков. Мы патрулировали площадку у метро и два дома рядом. Полночи ходили по одному маршруту, а потом меня что-то дернуло пойти иным путем.

Поворачиваем за угол и видим, как две девочки вводят наркотик себе шприцами”.

Воришек и лгунов, говорит Анатолий, помогает выводить на чистую воду умение блефовать: “Надо уметь подыграть хорошо, тогда все ярые обманщики теряют бдительность. Но это только один из инструментов”.

И взятки предлагали участковому: “Объясняешь, что это нарушение закона, уголовная ответственность. Если настаивают, соглашаешься, а потом звонишь и докладываешь коллегам в ОБЭП”.

Мама-участковый из Краснодара

У участкового уполномоченного Центрального округа Краснодара Инны Азовой открытая улыбка, но в голосе чувствуются спокойствие и строгость.

“Я с детства наблюдала за работой сотрудников органов внутренних дел, понимала, что это нужная и востребованная профессия в любое время, в любом обществе, и мечтала тоже стать сотрудником полиции”, — поделилась Инна.

Родные и друзья, узнав, что девушка решила посвятить свою жизнь службе, поддержали ее.

После 11-го класса она окончила Краснодарский университет МВД. В одном из самых сложных районов города участковый Инна Азова работает уже на протяжении девяти лет и эту службу, как говорит она сама, знает уже “вдоль и поперек”. На участке, за который ответственна Инна, расположено несколько учебных заведений, множество мелких магазинчиков, ночных клубов.

Чаще всего правонарушители здесь похищают чужое имущество и занимаются предпринимательской деятельностью без разрешения. Только с начала 2017 года участковый составила 69 административных протоколов. К ноябрю в этой части города было совершено 12 преступлений, большинство из которых уже раскрыто.

“Самое интересное для меня — общение с людьми.

На вверенном мне административном участке приходится общаться с алкоголиками, дебоширами, с теми, у кого есть психические заболевания, с лицами, состоящими на профилактическом учете.

С каждым из них важно выбрать свою манеру общения, чтобы человек понял, что от него хотят, чтобы была возможность направить его на верный путь”, — делится Азова, добавляя, что в работе нередко приходится применять навыки психолога.

“Для начала важно понять человека, его желания, чего он ожидает. Когда это становится ясно, понимаешь, как с ним вести диалог, — поясняет Инна. — Я часто привожу пример худшей ситуации, чем та, в которой оказался человек. Обычно это настораживает. Человек начинает задумываться, что впредь так вести себя нельзя”.

Инна рассказала, что несколько лет назад на ее участке жила многодетная мать, страдающая алкоголизмом. Она одна “воспитывала” своих троих детей, без мужа. Регулярно появлялась на улице в пьяном виде. Участковый провела с ней беседу и пригрозила, что женщина может лишиться детей.

“Удалось найти какой-то ключик, подключить навыки психолога и произвести впечатление на многодетную мать. Она отправилась на лечение, и теперь я точно знаю, что алкоголизмом не страдает, ведет нормальный образ жизни и как положено воспитывает детей”, — говорит Инна.

Дежурство участкового идет с 8:00, а заканчивается в 22:00. День начинается с совещаний и планерок, после чего Азова делает поквартирный обход, беседует с людьми, принимает и рассматривает заявления, проводит прием граждан и работает с теми, кто стоит на учете. Иногда, если требуется, приходит на работу в выходные и праздничные дни.

Дома Инна переключается со строгого инспектора на жену и маму: “Муж относится к работе с пониманием. Четырехлетняя дочь тоже очень мной гордится. Она учится маршировать по своей комнате и рассказывает всем своим знакомым, что “мама борется с преступниками”.

Над рабочим компьютером участкового висит детский рисунок. “Возвращаюсь домой, дочка всегда спрашивает, устала ли я, — рассказывает Инна. — И лучший отдых для меня — это время, проведенное с моей семьей”.

Амбициозный Антон из Нижнего Новгорода

Антон Куликов поступил на службу в органы внутренних дел сравнительно недавно — в 2014 году.

Он тоже не планировал быть участковым, видел себя в уголовном розыске, только окончил Российскую академию правосудия — сразу пришел на стажировку по специальности.

Оформление документов задержалось, и ему предложили временно поработать участковым, чтобы продолжать стажировку. Антон рассказывает, что отнесся к предложению скептически, но попал в хороший коллектив и решил остаться.

Свой первый рабочий день в отделе Куликов помнит до минут. “Мне помогали, подсказывали. Было сложно, но очень хотелось влиться поскорее. Буквально через несколько месяцев я уже был наравне со всеми, как будто полжизни здесь проработал”, — продолжает он.

Территорией ответственности участкового является крупный микрорайон “Усилово” в Нижнем Новгороде. И в ближайшие пять лет молодой сотрудник место службы менять не собирается.

“Участок вроде бы совсем обычный, и жители микрорайона в основной массе позитивные, отзывчивые, относятся с пониманием и нередко помогают, — откровенничает Антон. — Чаще всего обращаются в полицию по поводу бытовых конфликтов, семейных ссор, с жалобами на соседей из-за шума или проливов.

Но, конечно, приходится сталкиваться и с более серьезными преступлениями. Например — с кражами, разбоями, драками, которые заканчиваются травмами или даже убийством”.

Благодарность горожан, уверен Антон, только подстегивает работать лучше: “Когда приходят и говорят элементарное: “Спасибо, вы нам очень помогли”, возникает такое чувство гордости, что хочется и дальше, несмотря на сложности, продолжать раскрывать преступления и пресекать нарушения. В принципе, пока все получается”.

Осенью Антон Куликов стал победителем регионального этапа конкурса “Народный участковый — 2017”. Он считает, что для успешной работы самое основное — желание трудиться.

В свободное время Антон читает юридическую литературу, чтобы быть в курсе законодательных изменений: “Ведь работа участковых заключается не только в том, чтобы принять заявление, провести по нему проверку, но и, если что-то в компетенцию полиции не входит, нужно же человека непосредственно направить в тот орган, куда ему с этим вопросом надо обратиться”.

Источник: https://ria.ru/20171117/1508984644.html

«ВЭБ-лизинг» попросил МВД проверить сделки экс-руководства :: Общество :: РБК

Обэп краснодара что может в москве

Лизинг на «нерыночных условиях»

Спустя два года после предыдущей смены руководства в «ВЭБ-лизинге» усмотрели в действиях уволенных в 2016 году топ-менеджеров, сотрудников и руководителей компаний-контрагентов признаки мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК).

Из поступившего в полицию заявления следует, что в период с 11 июля 2013 года по 28 июля 2014 года между АО «ВЭБ-лизинг» и тремя компаниями (ООО «Дельта», ООО «Сигма», ООО «Гамма») были заключены трехсторонние договоры лизинга на 298 млн руб.

в качестве оплаты за 120 автомобилей от компании ООО «АСАП ТК». Аванс по ним составил всего 0,01% стоимости транспортных средств. В ноябре 2016 года лизингополучатели, выплатив 55 млн руб.

, прекратили перечислять платежи, в связи с чем договоры были расторгнуты.

Внутренняя проверка, проведенная в «ВЭБ-лизинге», показала, что соглашения были заключены «на нерыночных условиях (с завышением более чем в два раза стоимости транспортных средств)», а компании ООО «Дельта», ООО «Сигма», ООО «Гамма» и ООО «АСАП ТК» оказались аффилированы между собой и, «возможно, подконтрольны бывшим руководителям АО «ВЭБ-лизинг», в частности Старикову А.В., Соловьеву B.C., Понамареву А.Щ., Калмыкову А.В., Сичинаве А.Ш.», — указано в направленном в МВД заявлении.

Вячеслав Соловьев ( пресс-служба Объединенной Лизинговой Ассоциации)

РБК связался с двумя бывшими сотрудниками компании, фигурирующими в заявлении представителя «ВЭБ-лизинга». Оба заверили, что о полицейской проверке и заявлении в отношении них не знают. Один отказался от дальнейших комментариев, второй сказал, что помнит о сделке с АСАП ТК, но уверен, что она проводилась на рыночных условиях, согласно установленным на тот момент правилам.

«Стандартная ситуация, когда приходит новая команда, во всем обвиняют старую», — объяснил один из упоминавшихся в заявлении бывших сотрудников «ВЭБ-лизинга». По его мнению, продемонстрировать свою эффективность в этих условиях стремятся и сотрудники, назначенные старым руководством, выискивая, в свою очередь, претензии уже к своим предшественникам.

РБК направил запрос с просьбой прокомментировать ход проверки по заявлению «ВЭБ-лизинга» в главное управление МВД по Москве. В пресс-службе ВЭБа РБК сообщили, что не будут комментировать ситуацию. От комментариев отказался и сотрудник «ВЭБ-лизинга» Юрий Леньшин, подписавший заявление в МВД.

Офшорный таксопарк

В феврале 2016 года РБК со ссылкой на данные департамента транспорта Москвы ​сообщал, что транспортная компания АСАП владеет крупнейшим таксопарком в столице. По данным реестра зарегистрированных в Москве такси, следовало, что он насчитывал 2806 автомобилей.

Часть их работает под брендами Nexi и Grandee, другая арендуется частными водителями, которые подключены к агрегаторам такси. По данным СПАРК, АСАП владеет офшорная компания «Авендэйл Ресорсиз Инк», которая зарегистрирована на Сейшельских островах.

Выручка АСАП в 2016 году составляла 1,3 млрд руб.

В мае в департаменте транспорта Москвы РБК заявили, что АСАП ТК больше не является крупнейшим в Москве оператором такси, потому что большая часть разрешений на таксомоторные перевозки для компании были аннулированы в 2017 году.

По данным мэрии, в настоящее время структуры АСАП прекратили заниматься перевозками.

Арбитражный суд Москвы рассматривает заявление «ВЭБ-лизинга» о банкротстве ООО «АСАП ТК», сообщал ​ранее РБК. 22 февраля Арбитражный суд Москвы вынес определение ввести процедуру наблюдения в отношении АСАП ТК.

В реестр требований, также по решению суда, включили долг АСАП ТК перед «Яндекс.Такси» в размере 78,09 млн руб., долг перед «ВЭБ-лизингом» в размере 1,28 млрд руб., долг перед ООО «Рольф» в размере 2,64 млн руб.

В мае в отношении пяти сотрудников службы безопасности АСАП ТК полицейские ОЭБиПК возбудили уголовное дело по ст. 238 УК России (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). В ходе расследования было установлено, что сотрудники компании ежедневно брали с водителей, у которых не было документов для управления транспортом, по 2–3 тыс. руб.

Вячеслав Соловьев руководил «ВЭБ-лизингом» с момента его основания в 2008 году до апреля 2016 года. Накануне своей отставки он уехал на лечение в Швейцарию, сообщал журналистам занимавший тогда пост руководителя ВЭБа Сергей Горьков. В декабре 2017 года Transparency International выяснила, что полный тезка бывшего гендиректора «ВЭБ-лизинга» получил гражданство Мальты.

По данным СПАРК, «ВЭБ-лизинг» завершил 2015 год с убытком 14 млрд руб. С серьезными трудностями компания столкнулась после краха авиакомпании «Трансаэро». Ее долг перед «ВЭБ-лизингом» составлял 42 млрд руб.

Соловьева на посту гендиректора «ВЭБ-лизинга» сменил выходец из Сбербанка Александр Дымов. Место последнего уже в декабре 2016 года занял Юрий Гайченя. 2017 год «ВЭБ-лизинг» завершил с рекордным, по данным СПАРК, убытком — более 100 млрд руб.

Максим Солопов

При участии: Владимир Дергачев

Источник: https://www.rbc.ru/society/04/06/2018/5b151f669a79471d6b76ecbb

Алексей Волченко: «Против нас, фермеров, возбудили кучу уголовных дел»

Обэп краснодара что может в москве

Обновление: поздно вечером 16 февраля, межрайонный отдел Следственного комитета переквалифицировал Алексея Волченко из обвиняемого в свидетеля по делу, так как Калининский ОБЭП подтвердил, что фермер обращался к нему с заявлением. Обвиняемым по делу теперь проходит посредник Владимир Беленко.

Один из лидеров «тракторного марша» Алексей Волченко в ночь на 16 февраля стал фигурантом уголовного дкла в Краснодарском крае. Его обвинили в даче взятки за получение медицинской справки для своего отца. Герой большого материала «Секрета фирмы» рассказал о деталях дела, объяснил, почему считает его политическим, и анонсировал новый поход на Москву.

— Объясните, зачем вам вообще понадобилась эта медицинская справка?

— У моего отца истекло водительское удостоверение. А он сердечник, два года назад у него был инфаркт. Мы опасались, что новое ему не дадут по медицинским показателям. И тут мне сам позвонил житель нашей станицы Старовеличковской Владимир Беленко и предложил помочь.

Я его лично не знал, но часто видел в окрестностях, поэтому и доверился. Он сказал, что поможет пройти обследование, в том числе МРТ в Тимашевске, без очереди. Для этого он попросил передать ему военный билет и медицинскую книжку отца. Я согласился.

И он действительно устроил отцу МРТ.

Мы стали ждать справку. Тут Беленко позвонил и сообщил, что, чтобы её получить, нужно срочно дать взятку врачам. После этого я сразу пошёл к начальнику ОБЭП Калининского района Сергею Непомнящему с заявлением о вымогательстве. Он всё выслушал и сказал, что пока моё заявление регистрировать не будет, а соберёт информацию про Беленко и потом его задержит. Так и договорились.

Беленко тем временем всё увеличивал сумму взятки. Сначала я должен был отдать ему 4000 рублей, потом 8000, потом 15 000. Все наши разговоры я записывал на свой сотовый и технику ОБЭП.

Во вторник мы должны были встретиться с Беленко для передачи денег в обмен на справку, чтобы ОБЭП взял его с поличным.

Но Непомнящий, когда я к нему пришёл, сообщил, что ему поступила команда от начальника ОБЭП Краснодарского края сегодня никаких оперативных мероприятий не проводить. О’кей, я ушёл.

Вечером звонит Беленко и говорит, что его задержали Следственный комитет и ОБЭП. Я еду к Непомнящему. Он просит, чтобы я не волновался, так как Беленко на самом деле взяли по другому делу, и говорит приходить в среду в 11 утра.

Я прихожу. Непомнящий мне рассказывает, что украли каких-то бычков, так что снова нужно прийти попозже. Но именно в этот момент звонит Беленко и сообщает, что справка для отца готова. Тогда Непомнящий просит, чтобы я за ней съездил, привёз в ОБЭП, и обещает после этого Беленко задержать.

Я соглашаюсь, забираю справку, и тут меня задерживает краевой ОБЭП, хотя деньги я Беленко не передавал. Я следователям объясняю, что обращался в Калининский ОБЭП. Мы едем туда, но выясняется, что моё заявление не зарегистрировано, хотя сотрудники подтверждают, что я к ним приходил. Тогда меня везут в Следственный комитет в Тимашевск и возбуждают уголовное дело за дачу взятки.

При этом я записывал на сотовый все разговоры с Беленко. А в WhatsApp у меня сохранилась переписка со следователями Калининского ОБЭП. Я всё это предоставил следователям.

— Почему же тогда дело возбудили?

— После прослушивания аудиозаписи они сначала не стали дело возбуждать. Даже домой меня отпустили без выбора меры пресечения. Но, насколько мне известно, в 10 вечера в СК состоялось экстренное совещание по моему вопросу и было принято решение дело всё же возбудить.

При этом начальник межрайонного СК пригласил меня сегодня к себе на встречу. Я как раз сейчас еду к нему со всеми документами. Он подозревает, что дело нужно на самом деле заводить не на меня, а на Непомнящего за провокацию к даче взятки. Мне показалось, он действительно хочет разобраться в вопросе.

— После возбуждения дела у ваших родителей был ночной обыск. Что искали? Вы на нём присутствовали?

— Нет, я на нём не присутствовал, а находился в гостях у знакомых, так как сразу после выхода из СК меня попытался снова задержать ОБЭП — якобы за неповиновение. Но мы с моим адвокатом Владимиром Шамсуровым успели сесть в машину и уехать.

Сам обыск с трёх до семи утра проводил краевой ОБЭП. Изъяли все компьютеры и флэшки. Я думаю, они искали записи разговоров с Беленко и Непомнящим, потому что они подтверждают, что я действовал не сам по себе, а с согласия полиции. Они не хотят, чтобы эти записи вышли на свет.

Но они ничего не нашли, так как записи у меня. Как выйду из СК, вам их тоже отправлю. Я полагаю, что они заинтересованы в этом деле, так как Беленко наверняка агент краевого ОБЭП. Думаю, он специально провоцирует людей на взятки, чтобы они могли выполнять план по задержаниям.

— Вы назвали своё дело политическим. Почему?

— На 22 февраля намечена пресс-конференция в Минеральных Водах, на которой фермеры с дальнобойщиками должны объявить о старте совместного автопробега 28 марта. Мы хотим доехать до Москвы из Ставрополя, достучаться до президента, чтобы Владимир Путин, наконец, нас услышал.

Дальнобойщики по-прежнему жалуются на «Платон», который только растёт в цене, а против нас, фермеров, возбудили кучу уголовных дел. Николая Бородина обвиняют в мошенничестве. То же самое с женой Олега Петрова, которая находится на девятом месяце беременности. Собирают материал, чтобы возбудить дело по налогам на Нину Карпенко и Любовь Никишову.

Фактически уже все лидеры фермеров — под уголовными делами. Наверно, хотят, чтобы мы все оказались под подпиской о невыезде и не смогли отправиться на второй марш.

— А почему конференция в Минводах, а не в Краснодарском крае?

— Во-первых, в новом марше примут участие и фермеры из Ставропольского края. А во-вторых, мы боимся, что здесь нам не дадут спокойно провести мероприятие. Наверняка будут какие-нибудь провокации.

— Почему вы всё-таки в такой обстановке, когда на всех ваших коллег возбуждают уголовные дела, поехали за справкой без прикрытия? Вы действительно не думали, что вас могут подставить?

— Просто я очень давно знаю Сергея Непомнящего. Мы живём в одной станице, можно сказать, дружим. Я не мог ожидать, что он меня подставит.

Фотография на обложке: Алина Десятниченко / «Секрет фирмы»

Источник: https://secretmag.ru/cases/interview/fermer-aleksej-volchenko-ya-dejstvoval-s-soglasiya-policii.htm

Путь права
Добавить комментарий