Оспаривание уступки при банкротстве

оспаривание цессии банкротство

Оспаривание уступки при банкротстве

Налоговый вестник», 2009, N 9 В российской практике в связи с очень высоким темпом роста долгов у компаний одним из самых популярных «инструментов для очистки» баланса от дебиторской задолженности в последнее время является продажа долга другому лицу путем оформления договора уступки права требования (цессии).

Ведь цессия помогает кредитору быстро улучшить финансовые показатели и вернуть часть своих средств. По договору цессии кредитор (цедент) вправе передать долг другому лицу-цессионарию (п. 1 ст. 382 Гражданского кодекса РФ). При этом согласие должника не требуется.

Все права первоначального кредитора, существовавшие на момент уступки права требования, переходят к цессионарию в полном объеме и на тех же условиях (ст. 384 ГК РФ).

An error occurred

Иногда должник, который оказался в сложном финансовом положении вынуждено продает задолженность, чтобы выручить хоть какие-то средства на текущие расходы.

  • Подписание договора может быть инициировано арбитражным управляющим в процедурах конкурсного производства для наполнения конкурсной массы или в процессе санации для улучшения финансовой ситуации на предприятии.
  • Банковские организации переуступают права требования по долгам компании в процессе банкротства, чтобы избежать необходимости формирования дополнительных резервов.
  • Виды договора цессии при несостоятельности предприятия Различают следующие разновидности договоров цессии при банкротстве юридического лица: 1. Трехсторонний договор, по которому требуется предварительно получить согласие должника на переуступку прав требования.

Цессия в процедуре несостоятельности организации

При этом под «текущими» платежами понимаются как денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом, так и возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ.

Указанный вывод подтверждается сложившейся арбитражной практикой (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.06.2008 N А58-4432/07-Ф02-2371/08).

Таким образом, погашение задолженности по договору, заключенному до возбуждения производства по делу о банкротстве, возможно путем проведения зачета встречных однородных требований, если требования поставщика об оплате товара возникли после возбуждения производства по делу о банкротстве.

Цессия – не сделка при банкротстве

В пункте 1 ст. 106 Закона о банкротстве момент возникновения текущих требований кредиторов связывается с введением такой процедуры банкротства, как наблюдение, вопрос о котором должен решаться после получения от должника разъяснений и возражений на заявление и оформляться отдельным определением.

Таким образом, обязательства должника являются текущими, когда правоотношения между должником и кредитором возникают после вынесения арбитражным судом определения о введении процедуры наблюдения либо когда соответствующие правоотношения возникли до этого момента, но срок исполнения обязательства наступает в ходе процедуры наблюдения (или внешнего управления).

Уступка права требования при банкротстве должника

  • в совокупности должник задолжал своим кредиторам не менее 100 000 руб. (п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве).
  • Если любое из этих требований к должнику неприменимо, суд может отклонить заявление, поданное заинтересованным кредитором. При подаче кредитором иска о возврате долга с должника правоту своих требований перед арбитражным судом необходимо будет подтвердить судебным решением суда первой инстанции, третейского суда о взыскании с должника денежных средств, и уже после того как арбитражный суд примет решение в пользу кредитора, следует обратиться в службу судебных приставов. Только по истечении 30 дней, если постановление не будет исполнено, кредитор имеет право требовать возбуждения процедуры банкротства в отношении недобросовестного должника (п.

Оспаривание сделок в банкротстве: обзор практики вас рф и вс рф за 2014–2016 гг

Для зачета достаточно заявления одной стороны. Однако п. 1 ст.

63 Закона о банкротстве указывает на следующие последствия, наступающие с даты вынесения судом определения о введении наблюдения: требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка и подлежат удовлетворению с соблюдением определенной очередности (ст. 134 Закона о банкротстве). Таким образом, Закон о банкротстве не допускает прекращения денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная очередность удовлетворения требований кредиторов.

Президиум вас — оспаривание договор возмездной уступки прав (цессии)

К тому же процесс по погашению задолженности при банкротстве должника имеет такие особенности, как порядок подачи, установления и удовлетворения требований кредитора (строгая, регламентированная Законом о банкротстве, очередность), для чего формируется реестр требований всех кредиторов должника (ст.

16 Закона о банкротстве), что приводит к длительности процедуры. Расчеты с кредиторами происходят только после накопления достаточных денежных средств, полученных от продажи имущества должника, именуемого конкурсной массой (процесс формирования которой также занимает довольно длительный отрезок времени).

Когда составляется договор цессии при банкротстве? В российской практике ведения бизнеса на фоне роста долговых обязательств у компаний широкое распространение приобрел способ очистки бухгалтерского баланса от дебиторской задолженности как переуступка прав требования. Она позволяет весьма оперативно улучшить свои финансовые показатели при банкротстве предприятия и вернуть определенную часть денег. Достоинствами цессии при банкротстве являются сжатые сроки возврата средств и высокий шанс на их получение.

С другой стороны цедент всегда терпит определённые убытки при продаже долга. Поэтому заключенные соглашения подобного рода нередко привлекают к себе внимание со стороны налоговиков, которые могут признать сделку притворной из-за ее экономической необоснованности и доначислить налоги.

Если требования одного из кредиторов должника в преддверии банкротства были удовлетворены в результате совершения не одной, а нескольких взаимосвязанных сделок, оспаривать такие сделки нужно вместе, а не по отдельности

Оспаривание уступки при банкротстве

Банк выдал компании кредит, обеспеченный поручительством, а в преддверии ее банкротства уступил права требования новому кредитору, которого тоже вскоре признали банкротом. В результате цессии банку удалось вернуть почти всю сумму долга.

Конкурсный управляющий нового кредитора попытался оспорить цессию, настаивая на том, что банк специально провернул такую схему, чтобы получить деньги в обход других кредиторов. Но ВС РФ в Определении от 28.04.

2016 № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014 решил, что признаков недобросовестности со стороны банка не было.

Суть дела

Компания-заемщик заключила с банком два кредитных договора, по условиям которых она получила почти 54 млн руб. Оба кредита были обеспечены поручительством генерального директора заемщика, а также еще одной организации.

Через год банк уступил право требования к заемщику, а также права, обеспечивающие исполнение обязательств заемщиком, новому кредитору. А еще через несколько дней суд возбудил дело о банкротстве заемщика.

То есть уступка прав требования состоялась буквально в преддверии банкротства заемщика. Цессионарий (новый кредитор) перечислил банку почти 54 млн руб. в счет оплаты приобретенных требований и в этот же день получил от заемщика сумму задолженности.

По сути получилось так, что уже после возбуждения дела о банкротстве заемщик вернул долг банку, но только через нового кредитора.

Заемщика признали банкротом. Его конкурсный управляющий обратился с иском о признании недействительной сделки по перечислению заемщиком (банкротом) денег новому кредитору. Суд признал эту сделку недействительной как совершенную с предпочтением и обязал нового кредитора вернуть эти деньги заемщику. Но тот деньги не вернул.

Конкурсный управляющий провел торги, на которых физлицо (оно же ликвидатор цессионария) приобрело требования к цессионарию (новому кредитору заемщика). Причем требования на 53 млн руб. он приобрел всего за 48 000 руб.

Затем цессионария (нового кредитора) признали несостоятельным по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого ­должника.

Конкурсный управляющий цессио­нария (нового кредитора) решил оспорить самую первую уступку прав требования между банком и цессионарием и совершенный по ней платеж. Он ссылался на то, что по этому договору новый кредитор, не получив равноценное встречное исполнение, передал банку 53 млн руб.

, приобретя низколиквидные требования к заемщику, который уже на момент цессии отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества. При этом банк знал о неудовлетворительном финансовом состоянии заемщика.

В результате заключения договора цессии у цессио­нария возникли значительные денежные обязательства перед банком, исключающие возможность удовлетворения требований других кредиторов.

Судебное разбирательство

Суды первой и апелляционной инстанций отказали конкурсному управляющему цессионария в иске о признании недействительным договора цессии, заключенного между банком и цессио­нарием, и платежа по нему.

Они указали, что банк в момент заключения договора цессии не знал и не мог знать о наличии у цессионария (нового кредитора) неисполненных обязательств перед другими кредиторами и о наличии у цессионария признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Также они отклонили доводы о заключении сделки без равноценного встречного обеспечения: по мнению судов, само по себе наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества у заемщика не свидетельствовало о невозможности погашения задолженности по кредитным договорам, поскольку передавались не только требования к заемщику, но и права по обеспечивающим сделкам поручительства. Именно поэтому суды не приняли в качестве доказательства неравноценности встречного предоставления отчет об оценке рыночной стоимости требований к заемщику (в нем рыночная стои­мость требований оценивалась в размере 5 883 000 руб.). Ведь оценщик не учитывал возможность получения долга за счет поручителей. А перечисление денег в один день не являлось, по мнению судов, достаточным доказательством учас­тия банка в сговоре, его явной недобросовестности и злоупотреб­лении им правом на совершение договора цессии и действий по принятию исполнения по этому договору.

Кассация с нижестоящими судами не согласилась. Она отменила их судебные акты и признала недействительным договор цессии между банком и новым кредитором.

Суд указал, что, по сути, банк переложил на нового кредитора риск наступления неблагоприятных последствий принятия исполнения кредитных обязательств от заемщика, находившегося в преддверии банкротства, при большой доле вероятности обжалования и признания платежа заемщика недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельнос­ти (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Таким образом, в результате недобросовестного поведения банк получил денежные средства в размере неисполненных заемщиком кредитных обязательств под видом принятия исполнения от нового кредитора по договору цессии, при этом для проведения расчетов между банком и заемщиком был использован счет нового кредитора (цессионария).

Позиция ВС РФ

ВС РФ оставил в силе судебные акты первой инстанции и апелляции.

Вопрос о недействительнос­ти цессии и платежа по ней Судебная коллегия по экономичес­ким спорам ВС РФ рассмотрела по двум основаниям — по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные сделки), а также по ст. 10 и 168 ГК РФ (недобросовестность). По первому основанию она указала, что конкурсный управляющий должен был доказать совокупность следующих обстоятельств:

  • договор цессии и действия по его исполнению были совершены с целью причинить вред имущественным правам кредиторов цессионария;
  • в результате их совершения такой вред был причинен;
  • банк знал или должен был знать об указанной цели к моменту уступки требований.

Если хотя бы одно из этих обстоя­тельств не будет доказано, то сделка и платеж по ней не могут быть признаны недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.

1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63).

В данном деле конкурсный управляющий не доказал сам факт причинения вреда имущественным правам кредиторов, поскольку уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования долга с поручителей.

Также Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрела доводы конкурсного управляющего о недействительности сделки и платежа на основании ст. 10 и 168 ГК РФ. Дело в том, что наличие специальных оснований оспаривания сделок по правилам ст. 61.

2 Закона о банкротстве само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как недействительную на основании ст. 10 и 168 ГК РФ (абз. 4 п. 4 постановления № 63). Но в этих разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов подозрительных сделок.

А в данном деле такие обстоятельства не были установлены. При этом ВС РФ высказался против выводов кассационной инстанции по поводу сговора, в результате которого создавалась лишь видимость участия нового кредитора в отношениях по выкупу требований.

Кассация констатировала взаимосвязанность перечисления заемщиком денег новому кредитору, договора цессии и отношений, связанных с расчетами по договору цессии, признав их притворными, прикрывающими прямое погашение заемщиком, находящимся в процедуре банкротства, долга перед банком (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Однако конкурсный управляющий не предъявлял требование о признании недействительными двух последовательных расчетных операций и взаимосвязанного с ними договора цессии, ограничившись оспариванием только договора цессии и расчета по нему. Следовательно, суд кассационной инстанции вышел за пределы заявленного арбитражным управляющим требования.

Кроме того, даже если согласиться с тем, что имели место прикрывающие прямое погашение долга заемщиком взаимосвязанные сделки, к таким сделкам применяются положения п. 2 ст. 170 ГК РФ.

В рассматриваемом случае последствием недействительности прикрываемой сделки по прямому погашению долга является применение реституции между сторонами такой прикрываемой сделки (банком и заемщиком) и признание отсутствующим требования кредитора-физлица к цессионарию (новому кредитору).

Поэтому рассмотрение вопроса о недействительности двух расчетных операций и договора цессии как взаимосвязанных отношений было невозможно без привлечения кредитора-физлица к учас­тию в таком обособленном споре в качестве ответчика.

А поскольку кассация рассмотрела незаявленное требование без участия всех ответчиков и неверно применила последствия недействительности сделок, ВС РФ отменил ее постановление и оставил в силе акты первой инстанции и апелляции.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/313699/

ВС: Заключение договора уступки требования за две недели до банкротства является нетипичной сделкой

Оспаривание уступки при банкротстве

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-5703 (6), в котором разобрался, мог ли банк за две недели до своего банкротства заключить договор уступки права требования.

25 августа 2017 г. между АО «Русский Международный Банк» и Валентиной Мельниченко был заключен договор, на основании которого к ней перешли право требования к заемщику – компании Риверпинт Холдингс Лтд на сумму около 13 млн долларов США, а также обеспечительные права.

Стоимость уступки составила более 8 млн долларов США, что в рублевом эквиваленте на дату совершения сделки соответствовало около 495 млн руб. В тот же день была произведена оплата: со счета Мельниченко, открытого в этом банке, был произведен перевод в пользу цедента.

А спустя две недели у банка отозвали лицензию.

Полагая, что оспариваемое соглашение об уступке и операция, опосредующая оплату по ней, недействительны, ГК «Агентство по страхованию вкладов» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными договора уступки требования, заключенного между должником и Мельниченко, операции по перечислению со счета Мельниченко в пользу должника денег и применении последствий недействительности сделок.

Суды первой и апелляционной инстанций требование удовлетворили. Руководствуясь положениями ст. 61.3 и 189.40 Закона о банкротстве, ст.

170 ГК, они исходили из того, что оплата по соглашению об уступке права была произведена внутрибанковской проводкой (так как счет Мельниченко, с которого происходило списание, был открыт в этом же банке) при наличии картотеки неисполненных платежных документов иных клиентов.

Суды пришли к выводу, что договор цессии и операция по его оплате совершены с целью прикрыть другую сделку – отступное, опосредующее прекращение обязательств банка перед Мельниченко по депозитным договорам при наличии признаков неплатежеспособности кредитной организации. Договор являлся нецелесообразным и нетипичным для банка, так как в результате его заключения он утрачивал ликвидные права требования на сумму, превышающую размер платы за уступку.

Кроме того, сделка была нетипична и для заемщика, досрочно расторгнувшего депозитный договор с потерей процентов для приобретения прав требования к юридическому лицу – нерезиденту. Также сторонами не были приняты меры для перерегистрации залога недвижимости на цессионария.

Суды обратили внимание на то, что цена сделки более чем в два раза превысила 1% стоимости активов должника (более чем 22 млрд руб.), определенной на основе бухгалтерского баланса банка.

Однако суд округа, рассмотрев кассационную жалобу, указал, что вывод о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности является преждевременным.

При этом он сослался на правовую позицию, изложенную в Определении ВС от 8 октября 2018 г. № 305-ЭС16-21459.

Кассация указала, что оплата по цессии совершалась в долларах США, при этом вопрос о наличии картотеки неисполненных платежных поручений, номинированных в долларах США, судами не исследовался и не устанавливался.

Кроме того, суд округа отметил, что, указывая на поступление денег на счет ответчика в связи с досрочным расторжением договоров банковского вклада, суды не исследовали вопрос о потере клиентом суммы процентов и значительность их размера. Он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил спор на новое рассмотрение. Не согласившись с таким решением, АСВ направило кассационную жалобу в Верховный Суд.

Неравноценность сделки как признак ее недействительностиОспаривание подозрительной сделки на основании неравноценности встречного исполнения

Вынося решение, ВС указал, что согласно разъяснениям абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» на основании п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения. Стороны такой сделки заведомо рассматривают условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме (Определение ВС от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012).

Высшая инстанция указала, что, поскольку деньги сами по себе являются универсальной мерой стоимости, объективно произошедшая трансформация денег в права требования не влечет признания сделки неравноценной (п. 1 ст. 61.

2 Закона о банкротстве), если у клиента банка сохранялись основания полагаться на платежную способность записей по банковским счетам.

В таком случае отсутствует признак заведомого осознания неравноценности денежного предоставления, а произошедшая трансформация находится вне воли лица, намеренного исполнить свое обязательство средствами на счете.

ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требованийПленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Однако, отметил Суд, если клиент банка знал или должен был знать о том, что деньги как средство платежа утратили свое назначение, то соглашение об уступке, внешне построенное по модели купли-продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК, абз. 3 п. 1 Постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 г.

№ 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»), изначально не предполагало оплаты, не являлось куплей-продажей, а значит, подлежит оценке исходя из равноценности переданных другу друг прав.

ВС указал, что судами первой и апелляционной инстанций был установлен факт того, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности. При этом, отметил он, является ошибочным вывод суда округа, сделанный со ссылкой на определение Верховного Суда № 305-ЭС16-21459, о необходимости проверки картотеки в долларах США.

«Даже несмотря на то, что оплата по цессии совершалась в долларах США, для определения признаков неплатежеспособности банка в обозначенный период может быть учтена картотека поручений клиентов, номинированных в иной валюте.

Позиция, на которую сослался суд округа, касается неприменения презумпции выхода платежа за пределы обычной хозяйственной деятельности (п. 4 и подп. 1 п. 5 ст. 189.

40 Закона о банкротстве), что само по себе не затрагивает исследование признаков неплатежеспособности кредитной организации. Данные признаки могут устанавливаться на общих основаниях, в частности, исходя из содержания абз. 37 ст.

2 Закона о банкротстве, определяющего, что под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств», – подчеркнул Верховный Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что, кроме того, в данном случае платеж оспаривался не отдельно, а вместе с соглашением об уступке. «Даже если бы платеж подлежал квалификации на предмет действительности самостоятельно, к нему все равно не могли быть применены положения п. 2 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, поскольку судами первой и апелляционной инстанций установлено, что цена оспариваемого платежа более чем в два раза превысила один процент балансовой стоимости активов должника, в связи с чем совершение платежа в рамках обычной хозяйственной деятельности не исключало бы его из-под режима оспаривания по мотиву предпочтительности (ст. 61.

3 Закона о банкротстве)», – указано в определении.

Суд отметил, что фактически в результате совершения спорных сделок, во-первых, был предотвращен риск неполучения ответчиком остатка с депозита с последующей необходимостью включения требований в реестр, а во-вторых, произошло списание кредитной задолженности заемщика перед банком, что, по сути, указывает на существование общих экономических интересов у цессионария и должника по кредиту, а также на наличие между банком и Мельниченко отношений, результатом которых явилось предоставление последней необоснованных преимуществ по сравнению с иными клиентами кредитной организации.

Таким образом, Верховный Суд определил решение суда округа отменить и оставить в силе судебные акты нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» арбитражный управляющий, член ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что знаком с делом: «Будучи немножко знакомым с фактическими обстоятельствами дела, полагаю, что изложенная в рассматриваемом определении позиция Судебной коллегии представляется верной по форме, но ошибочной по сути. Основным мотивом рассматриваемого судебного акта является якобы доказанная неплатежеспособность банка на дату совершения оспариваемой сделки, под которой понимается прекращение исполнения банком части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств».

Алексей Леонов указал, что тот факт, что банк в обозначенный период обладал признаками неплатежеспособности, по мнению Судебной коллегии, установлен судами первой и апелляционной инстанций, в том числе с учетом существования на 22 августа 2017 г. картотеки неисполненных платежных документов.

«Между тем наличие такой картотеки только устанавливает презумпцию неплатежеспособности банка, которая может быть опровергнута путем представления доказательств того, что неисполнение платежных документов не было связано с недостаточностью ликвидности», – посчитал арбитражный управляющий.

Однако, по его словам, суды как правило, уклоняются от детального исследования данного вопроса в каждом конкретном споре, ссылаясь на «мягкую преюдицию» иных обособленных споров в соответствии с Определением ВС РФ № 305-ЭС16-20779(1,3).

Это, по мнению Алексея Леонова, делает возможным манипулирование АСВ доказательствами неплатежеспособности банка и лишает права участников других обособленных споров опровергать их, что создает угрозу нарушения фундаментальных принципов процессуального права, а именно осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом, равноправия сторон и состязательности, а также, в контексте правоприменительной практики ЕСПЧ, права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко назвала решение суда округа достаточно редким, а определение ВС – удивительным. «Судебная практика по делам о банкротстве банков в части оспаривания сделок складывается не в пользу банков.

Как правило, любая сделка, вызывающая подозрение в том, что она совершена с предпочтением в пользу одного или нескольких кредиторов, признается недействительной. Крайне редко кассационная инстанция округа отменяет такие решения.

В данном случае суд округа посчитал недоказанной недобросовестность действий ответчика и предложил суду первой инстанции проверить все обстоятельства еще раз. Решение суда округа не является окончательным по данному спору и поэтому вызывает удивление его отмена Верховным Судом, который очень редко отменяет промежуточные решения по делу.

В конечном итоге возвращение дела на новое рассмотрение не является существенным нарушением прав сторон, а приводит лишь к более тщательному рассмотрению всех доказательств», – отметила Татьяна Проценко.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова указала, что фактически в таких делах ставится вопрос о том, была бы оспариваемая сделка совершена в нормальных условиях, добросовестными участниками оборота в ходе обычной предпринимательской деятельности.

«Иными словами, суды ориентируют на более глубокий подход к изучению спорных отношений сторон, что, с одной стороны, облегчает задачу кредиторам и конкурным управляющим, оспаривающим сделки, но с другой стороны, создает дополнительные риски для должников и их контрагентов», – подчеркнула адвокат.

Дарья Захарова предположила, что АСВ возьмет изложенную позицию «на вооружение» и выводы Верховного Суда будут применяться в других делах о банкротстве банков.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-zaklyuchenie-dogovora-ustupki-trebovaniya-za-dve-nedeli-do-bankrotstva-yavlyaetsya-netipichnoy-sdelkoy/

Оспаривание договора цессии при банкротстве – Онлайн юрист

Оспаривание уступки при банкротстве

Меню

— Консультация юриста — Не признание договора уступки в связи с процедурой банкротства

Уступка права требования (цессия) является давним инструментом гражданского права.

Российское законодательство всегда рассматривало данный вид перемены лиц в обязательстве, но оставляло всегда значительные пробелы в соответствующем разделе.

Однако активизация гражданских отношений, произошедшая в 90-х годах, позволила расширить круг возможностей по использованию цессии в предпринимательской деятельности.

С течением времени удобство данной нормы, повышающей эффективность деятельности, оценили все субъекты гражданского оборота. Действительно, наличие отложенного платежа, например, дебиторской задолженности, для организации, действующей в реальном секторе, не всегда удобно, поскольку требует дополнительных затрат и усилий для взыскания.

С другой стороны, многие финансовые структуры готовы взять на себя вопрос получения денежных средств.

Departamentsud.ru

А64-1186/08-10 оспаривалось налоговым органом в Девятнадцатом арбитражном апелляционном суде по тем же основаниям.

Однако и в этом случае апелляционная инстанция, опираясь на Постановление ВАС РФ №60 от 23.07.2009г. отказала в удовлетворении жалобы.

Следовательно, сформировалось единообразие судебной практики, в соответствии с которой обязательные платежи в порядке применения ст.
71.

1, 85.1, 121.1, 129.1 Важно ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» могут погашаться третьим лицом.

Определением арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерениях погасить требования налогового органа рассматриваемая процедура не оканчивается.

Так, определив сроки, размер и порядок погашения, заявитель производит соответствующие платежи и предоставляет доказательства в арбитражный суд.

Цессия в процедуре несостоятельности организации

Оспаривание уступки при банкротстве

Цессия при банкротстве – достаточно распространенный вид договорных отношений, который предполагает переуступку прав требования или собственности. В международном праве через него обычно передается территория между государствами. В российском гражданско-правовом праве так называется договор уступки права требования на дебиторскую задолженность.

Сущность данного соглашения сторон в том, что кредитор передает другому физическому или юридическому лицу права требований к 3-му лицу. По нему тот, кто уступает право требования называется цедент, приобретает – цессионарий. При этом права кредитора на задолженность отчуждаются без нарушения прав сторон.

Когда составляется договор цессии при банкротстве?

В российской практике ведения бизнеса на фоне роста долговых обязательств у компаний широкое распространение приобрел способ очистки бухгалтерского баланса от дебиторской задолженности как переуступка прав требования. Она позволяет весьма оперативно улучшить свои финансовые показатели при банкротстве предприятия и вернуть определенную часть денег.

Достоинствами цессии при банкротстве являются сжатые сроки возврата средств и высокий шанс на их получение. С другой стороны цедент всегда терпит определённые убытки при продаже долга. Поэтому заключенные соглашения подобного рода нередко привлекают к себе внимание со стороны налоговиков, которые могут признать сделку притворной из-за ее экономической необоснованности и доначислить налоги.

Достаточно часто цессия как добровольное соглашение между сторонами применяется в процедуре банкротства предприятия.

Порядок применения цесси при несостоятельности регулируется 382 ст. Гражданского кодекса. При заключении такого договора не требуется получение согласия должника.

Цессионарий приобретает права требования в полном объеме, как если бы они принадлежали кредитору.

Кредитор обязуется передать всю документацию, удостоверяющую его права: акты сдачи-приемки, копии накладных, договоров купли-продажи и пр.

Также он не вправе скрывать информацию о должнике: сведения о платежеспособности, наличии судебных исков и сроках просрочки.

В каких случаях цессия используется в процессе банкротства юридического лица:

  1. Цессионарий может умышленно приобретать дебиторскую задолженность определенного должника, чтобы инициировать процедуру банкротства в отношении должника. Причем покупать ее он может у нескольких кредиторов.
  2. Должник сам создает фиктивную схему продажи принадлежащей ему дебиторской задолженности для вывода части активов в преддверии процедуры банкротства. Как известно, дебиторская задолженность попадает в конкурсную массу и может быть взыскана для погашения долгов перед кредиторами. При такой схеме создается видимость, что долг уже не принадлежит будущему банкроту, в находится в собственности другого юрлица. При обнаружении признаков фиктивности несостоятельности управляющий вправе оспорить подобную сделку.
  3. Конкурсные кредиторы покупают задолженность у других кредиторов, чтобы увеличить свой вес на кредиторских собраниях и сделать процедуру банкротства подконтрольной себе.
  4. Не всегда сделка цессии заключается в целях скрыть свое истинное финансовое состояние. Иногда должник, который оказался в сложном финансовом положении вынуждено продает задолженность, чтобы выручить хоть какие-то средства на текущие расходы.
  5. Подписание договора может быть инициировано арбитражным управляющим в процедурах конкурсного производства для наполнения конкурсной массы или в процессе санации для улучшения финансовой ситуации на предприятии.
  6. Банковские организации переуступают права требования по долгам компании в процессе банкротства, чтобы избежать необходимости формирования дополнительных резервов.

Виды договора цессии при несостоятельности предприятия

Различают следующие разновидности договоров цессии при банкротстве юридического лица:

1. Трехсторонний договор, по которому требуется предварительно получить согласие должника на переуступку прав требования. При классическом договоре цессии данная сделка имеет двухсторонний характер (заключается между цессионарием и цедентом), а сам должник никак не может повлиять на заключение или незаключение соглашения.

Ему направляется только письменное уведомление о переуступке прав требования.
2. Цессия при банкротстве может иметь возмездный или безвозмездный характер. Если права требования долговых обязательств передаются без взимания платы, то договор цессии считается безвозмездным.

Согласно требованиям гражданско-правового законодательства договор цессии, заключаемый между юридическими лицами, не может быть безвозмездным. Компания не вправе передавать права требования по дарственной, так как такая сделка не имеет экономической выгоды.
3. Различают оплатные и бесплатные договора цессии.

Дебитор может изменяться за выплату определенного вознаграждения, который превышает совокупную величину обязательств. Тогда речь идет об оплатном соглашении. При этом нередко обязательство продается за меньшую стоимость, чем первоначально предполагалось. Это своего рода плата за неудобство и риски цессионария.
4.

Отдельной разновидностью является переуступка требования по исполнительным листам. Такой вариант цессии при банкротстве допускается российским законодательством. Однако если решение суда уже вступило в силу суд необходимо уведомить о существовании такого соглашения.

Документы для составления договора переуступки права требования

Перечень документации, необходимой для заключения договора цессии при банкротстве индивидуален. Стандартный пакет документации включает:

  1. Первоначальный договор между должником и цедентом — основание для возникновения долга. Это может контракт на поставку товара, оказание услуг, договор банковского кредитования и пр.
  2. Первичная документация по договорным обязательствам. Сам факт заключения договора еще не свидетельствует о возникновении дебиторской задолженности. Поэтому потребуются доказательства факта отгрузки товаров или оказания услуг: накладные, акты, график платежей и пр.
  3. Общая регистрационная информация на должника и цедента: выписки из ЕГРЮЛ, копии Устава и пр.
  4. Акт сверки расчетов, протокол разногласий, допсоглашения по договору с должником и пр.
  5. Доверенность на представление интересов.
  6. Постановление суда о назначении управляющего (если он является инициатором сделки).

Пошаговая инструкция составления договора цессии при банкротстве

Заключение договора цессии при банкротстве предприятия предполагает прохождение ряда этапов:

  1. Подготовительный этап, на котором подготавливаются и анализируются все документы, запрашиваются акты сверки по взаиморасчетам.
  2. Подписание договора между цедентом и цессионарием. Должник при этом не участвует. В соглашении указывается дата цессии, стороны договорных отношений, предмет сделки, права и обязанности сторон, цена, ответственность сторон и пр. Если сделка подразумевает переход прав требования на недвижимость, то она подлежит обязательной регистрации в Росреестре.
  3. Передача денег продавцу: перечисление на счет, наличные расчеты и пр.
  4. Принятие мер по взысканию задолженности с должника со стороны цессионария.

Оспаривание договора цессии при процедуре несостоятельности

Договора цессии в процессе банкротства нередко оспариваются арбитражным управляющим. Обычно основанием для этого служит умышленное ухудшение финансового положения цедента, которое привело к банкротству.

Для того, чтобы сделка была признана недействительной необходимо доказать причинение вреда кредиторам в результате ее заключения. Это невозможно сделать без исследования платежеспособности должника и возможности взыскать с него долг и предъявления документальных доказательств.

Суд может аннулировать сделки, заключенные в преддверии банкротства, которые привели к преимущественному удовлетворению обязательств перед одним из кредиторов.

Иногда продажа прав требования по дебиторской задолженности может оспариваться самими кредиторами. В частности, они могут пойти на этот шаг, если управляющий продал ее, минуя открытые торги при банкротстве.

Существуют и другие причины для оспаривания цессии. Например, если в первоначальном договоре с должником была запрещена переуступка или факт наличия задолженности не был доказан должным образом.

Особенности договора цессии

Особенности цессии заключаются в том, что они являются возмездными (обязательное условие для юрлиц), консенсуальным (т.е. обе стороны добровольно заключают подобное соглашение) и двусторонними (т.е. заключается без участия должника).

Законодательство не содержит особых ограничений в отношении правового статуса участников цессии. Размер платы определяется соглашением сторон, но он должен быть экономически обоснованным.

Единственное важное требование: письменная форма договорных обязательств (простая или нотариальная).

Источник: https://bankrotstvoved.ru/tsessiya-pri-bankrotstve

Путь права
Добавить комментарий