Пособничество в приобретении наркотически средств

Пособничество в приобретении наркотических средств (Пестерева Ю., Чекмезова Е.)

Пособничество в приобретении наркотически средств

Дата размещения статьи: 23.05.2015

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г.

N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” разъяснено, что “действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. В тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (с последующими изменениями) “Об оперативно-розыскной деятельности”, содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства, психотропного вещества или растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, из незаконного оборота” .——————————– СПС “КонсультантПлюс”.Пленум упоминает в постановлении о посреднике, но в Уголовном кодексе не предусмотрен такой вид соучастия. Еще в 2006 г. А. Бриллиантов, рассматривая вопрос о правовой оценке роли посредника в преступлении, связанном с незаконным оборотом наркотических средств, писал, что в постановлении не решается вопрос о том, какую роль выполняет посредник: соисполнителя или пособника . Квалифицировать действия посредника становится еще сложнее, когда в роли потребителя выступает лицо, изъявившее желание оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Тогда необходимо вести речь о посредничестве в неоконченном преступлении и решать проблему квалификации действий лиц в рамках неоконченного соучастия.——————————– Бриллиантов А. О правовой оценке роли посредника // Уголовное право. 2006. N 5. С. 16.Анализ материалов опубликованной судебной практики по данной категории дел позволяет прийти к выводу, что под “посредником” необходимо понимать “пособника”. Пособник может действовать в интересах приобретателя или в интересах того лица, которое занимается сбытом наркотических средств.В п. 5 Обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., указано: “если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ. Кроме того, в случаях когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 228 УК РФ), поскольку наркотическое средство изымается из незаконного оборота.По приговору Фрунзенского районного суда г. Иваново от 31 октября 2005 г. М. осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ. М. признан виновным в том, что в ходе оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки – по просьбе К., внедренного оперативного сотрудника, действовавшего в ходе ОРМ, и на его деньги незаконно приобрел у неустановленного лица не менее 5,1 г наркотического средства – героина. Позже М. передал К. два свертка из полимерного материала с находящимся в них наркотическим средством – героином в количестве 5,1 г. Согласно последующим судебным решениям приговор в части квалификации оставлен без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката, изменила судебные решения в связи с неправильным применением уголовного закона, указав следующее. Согласно приговору суда по данному делу была проведена проверочная закупка, в ходе которой наркотическое средство было изъято из оборота. Следовательно, действия М. следует переквалифицировать с ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 228 УК РФ как пособничество в покушении на приобретение наркотического средства в особо крупном размере (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N 7-Д11-7) .——————————– URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013).В июле 2012 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного У. на приговор Октябрьского районного суда г. Омска от 22 августа 2007 г. и последующие судебные решения, которыми У. осужден: по ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы (за преступление, совершенное 11 апреля 2007 г.); по ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. В кассационном порядке приговор не обжаловался. Постановлением президиума Омского областного суда от 9 августа 2010 г. приговор в отношении У. изменен. Действия У., квалифицированные судом первой инстанции как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ как единое преступление.Проверив доводы надзорной жалобы осужденного У., Судебная коллегия указала: как следует из материалов уголовного дела, 11 и 16 апреля 2007 г. сотрудниками оперативной службы УФСНК проводились оперативные мероприятия – проверочные закупки в отношении Р. и У. с целью проверки имеющейся информации об их причастности к сбыту наркотических средств. Следовательно, для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении У. и Р. имелись предусмотренные законом основания, вторая проверочная закупка от 16 апреля 2007 г. проводилась с целью установления канала поступления наркотических средств (от Р. к У.), поэтому также являлась законной. Полученные в результате ОРМ материалы рассекречены в установленном порядке и обоснованно использованы в доказывании по уголовному делу. В роли закупщика в обоих случаях выступал свидетель А.Вывод суда в приговоре о том, что У. действовал в интересах сбытчика Р., не подтверждается приведенными судом доказательствами. В обоснование изложенного суд сослался лишь на факт передачи У. наркотического средства А. и передачу У. денежных средств Р., что недостаточно для указанного вывода.Таким образом, Судебная коллегия, следуя требованиям ч. 3 ст. 14 УПК РФ о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого, пришла к выводу, что У. не являлся владельцем наркотического средства и действовал не в интересах лица, сбывающего наркотические средства. Его действия были совершены в интересах лица, оказывающего содействие правоохранительным органам, наркотики приобретались на переданные этим лицом деньги. Таким образом, У., приобретая героин по просьбе А. и на его деньги, оказывал помощь последнему в приобретении наркотических средств, а не сбывал их.Судебная коллегия заключила, что в действиях У. усматриваются признаки пособничества в приобретении наркотических средств, т.е. преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ. Однако, по ее мнению, по смыслу ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления. В рассматриваемом случае А. преступления не совершал. Его действия являлись правомерными, поскольку они были предусмотрены Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”. В связи с изложенным в действиях У. состава пособничества в незаконном приобретении наркотических средств либо иного запрещенного уголовным законом деяния не усматривается. На основании изложенного, со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, вышеуказанные приговор суда и постановление президиума были отменены, а уголовное преследование У. было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления . Решения о прекращении уголовного преследования за отсутствием в действиях лиц состава преступления в аналогичных ситуациях содержатся также в определениях надзорной инстанции Верховного Суда РФ от 19 июля 2012 г. N 50-Д12-33, N 50-Д12-34 .——————————– URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013). URL: http://www.vsrf.ru (дата обращения: 13.11.2013).Однако изучение материалов более поздней судебной практики по рассматриваемой категории дел позволяет прийти к выводу, что Верховный Суд в своих Определениях (например, в Определениях от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44, от 17 января 2013 г. N 11-Д12-73, от 16 января 2013 г. N 35-Д12-25) встал на точку зрения, высказанную в упомянутом Обзоре июня 2012 г.В частности, в Определении от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44 указано: Президиум Суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры при переквалификации действий Мишурова А.С. с ч. 3 ст. 30 и п. “б” ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 228 УК РФ не учел, что по смыслу закона в тех случаях, когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия “проверочной закупки”, то действия посредника также не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств, поскольку в данном случае наркотическое средство также изымается из незаконного оборота” .——————————– Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2013 г. N 69-Д12-44 // СПС “КонсультантПлюс”.Квалификацию действий лиц в рамках принятых решений следует рассматривать с учетом учения о неудавшемся соучастии. Соучастники в таком случае несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ). По мнению А.П. Козлова, в данной законодательной формулировке есть два момента, в которых следует разобраться. Во-первых, в законе сказано, что действия иных соучастников могут быть квалифицированы в качестве приготовления или покушения, тогда как действия пособника, подстрекателя, организатора никогда не могут быть признаны исполнением преступления – в этом и заключается суть разграничения действий исполнителя, совершающего действия, входящие в объективную сторону преступления, и иных соучастников, подобных действий не совершающих. Поэтому действия иных соучастников могут выступать только как приготовление, но не как покушение. Во-вторых, закон однозначно требует квалифицировать действия иных соучастников при пресеченном поведении исполнителя как неоконченную преступную деятельность. Здесь имеется в виду не только неоконченное преступление, но и соучастие в преступлении, которое реально существовало до пресечения действий исполнителя, т.е. должны быть применены ст. ст. 30 и 33 УК .——————————– Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001. С. 313.Неоконченное соучастие следует отличать от неудавшегося соучастия. С позиции теории уголовного права последнее расценивается как приготовление к совершению преступления. В ч. 5 ст. 34 УК РФ установлено, что соучастники при неудавшемся подстрекательстве несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению. Здесь необходимо учитывать, что при совиновничестве преступление совершается двумя и более соисполнителями. Поэтому для неудавшегося соучастия требуется, чтобы все потенциальные соисполнители в преступной группе отказались выполнить общественно опасное деяние .——————————– Савельев Д.В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002. С. 74.На наш взгляд, неоконченное соучастие в предложенной законодателем формулировке рассчитано на ситуацию, когда исполнителем является лицо, которое не изъявляло желания оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Например, посредник приобрел наркотическое средство на деньги приобретателя и по его просьбе, но последний по каким-то причинам не смог забрать наркотическое средство. В рассмотренных же выше случаях исполнитель преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ, как таковой вообще отсутствовал, о чем лицо, стремящееся стать посредником, узнает только после задержания, которое стало возможным в результате проведения оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки.

Казалось бы, это подводит к тому выводу, что отсутствие исполнителя не позволяет говорить о возможности привлечения к уголовной ответственности пособника. Однако мы не можем игнорировать тот факт, что лицо, которое обещало помощь в приобретении наркотического средства, реализовало свой умысел и выполнило полностью действия в рамках заявленной роли, но результат не наступил по не зависящим от него обстоятельствам. Поэтому, полагаем, в рассмотренных примерах речь нужно вести не об отсутствии состава преступления, не о пособничестве в покушении на приобретение наркотического средства без цели сбыта, а о покушении на пособничество в приобретении наркотических средств без цели сбыта. Тогда первое место в формуле квалификации необходимо отводить ч. 3 ст. 30 УК РФ, а второе место – ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Пристатейный библиографический список

1. Бриллиантов А. О правовой оценке роли посредника // Уголовное право. 2006. N 5.2. Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001.

3. Савельев Д.В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. Екатеринбург, 2002.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/5722

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Пособничество в приобретении наркотически средств

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Путь права
Добавить комментарий