Сколько стоит костный мозк у человека

Как стать донором костного мозга и зачем это нужно?

Сколько стоит костный мозк у человека

С 1 октября 2018 года каждый россиянин может стать донором национального регистра костного мозга. Рассказываем, зачем это нужно и почему не стоит верить мифам о донорстве.

Каждые 20 минут в России один человек узнает о том, что у него заболевание крови. Многие из них можно вылечить с помощью донорства костного мозга. По словам зампреда Правительства РФ Татьяны Голиковой, потребность в трансплантации костного мозга в России сейчас составляет 4214 случаев у взрослых и 900 – у детей.

В 2017 году в России проведено около 400 неродственных пересадок. 

Донорство костного мозга во всем мире базируется на трех обязательных принципах: добровольность, безвозмездность и анонимность. Регистр — вовсе не хранилище костного мозга или стволовых клеток, как представляют некоторые. Это информационная база, банк данных доноров, протипированных по HLA. Вся информация хранится на сервере. Нет никаких замороженных пробирок или пакетов с кровью.

Русфонд

Еще пять лет назад единого национального регистра не существовало: разные медучреждения (станции переливания крови, трансплантационные клиники) создавали собственные регистры потенциальных доноров, в основном на внебюджетные средства. В этих разрозненных базах было в общей сложности около 15 тысяч доноров.

Российский фонд помощи (Русфонд) решил создать единую большую базу доноров костного мозга вместе с Первым Санкт-Петербургским государственным медицинским университетом имени академика Павлова.

Регистр получил имя Васи Перевощикова, который умер от лейкоза в девять лет, потому что ему не смогли найти донора.

Сегодня в российском национальном регистре всего 85 тысяч потенциальных доноров. Для сравнения: в международной базе зарегистрированы 32 млн человек.

Регистр фактически создается силами энтузиастов. Одно типирование обходится в 7 тысяч рублей. Пожертвования – единственный источник финансирования. Регистр имени Васи Перевощикова в России существует на пожертвования от частных граждан и организаций.

Сначала на совместимость проверяют родных братьев и сестер пациента (если они есть). Вероятность совпадения — всего 25%. У отца и матери костный мозг брать нельзя, ведь фенотип родителей совпадает с фенотипом детей всего наполовину.

Этого мало для трансплантации — вероятность успеха очень невелика. Если нет подходящих близких родственников — начинают искать неродственного донора. Сначала — в национальном регистре.

Но база слишком мала и шанс встретить своего «генетического близнеца» 1:10000.

Потому большинство людей вынуждены искать совпадения в международном регистре. Стоимость процесса — 18-30 тысяч евро в европейских странах и 40-50 тысяч долларов — в США.

При этом, в 20–40% поиск в зарубежных регистрах заканчивается неудачей, потому что в схожей этнической группе вероятность найти подходящего донора существенно выше.

России нужен большой национальный регистр с характерными для ее населения фенотипами (в том числе редкими).

Сотрудники регистра связываются с будущим донором, чтобы уточнить, по-прежнему ли он согласен на процедуру. После этого кровь у добровольца берут повторно — проверяют на инфекции и делают контрольное типирование.

Если донор здоров и совпадение полное — он едет в клинику на полное обследование, а затем — на трансплантацию. Донор может выбрать способ донации: забор гемопоэтических стволовых клеток из периферической крови или же непосредственно костного мозга из тазовой кости.

В первом случае процедура займет четыре часа, у человека возьмут кровь из вены, выделят из нее стволовые клетки и вернут обратно. В процессе можно сидеть в кресле и смотреть телевизор. Во время и после забора биоматериала за добровольцем внимательно наблюдают врачи.

По словам гематологов, реабилитация обычно занимает день-два, а некоторым и вовсе не требуется.

Все расходы (лабораторные исследования, полное обследование донора перед донацией, билеты до клиники и обратно, проживание в гостинице и т.д.) оплачиваются, как правило, за счет благотворительных фондов.

Перед трансплантацией донор и реципиент ничего не знают друг о друге, кроме общей информации: пол, возраст, страна проживания и приблизительный вес.

В течение двух лет после трансплантации они могут анонимно передавать друг другу письма через сотрудников национального регистра потенциальных доноров костного мозга.

Только через два года после пересадки, если костный мозг прижился и реципиент выздоровел, они могут познакомиться. При условии, что оба этого захотят.

С 1 октября 2018 года сдать кровь на типирование (нужно всего до 9 мл) можно в любой день в одной из 1200 лабораторий «Инвитро». Для этого нужно просто прийти и заполнить анкету. Вся процедура занимает 15 минут.

Также кровь для типирования можно сдать в НМИЦ гематологии Минздрава России, Ростовской областной станции переливания крови.

В Перми и Пермском крае — в любом офисе сети лабораторий «МедЛабЭкспресс»; в Казани — в Детской республиканской клинической больнице и Межрегиональном клинико-диагностическом центре; в Санкт-Петербурге — в  РосНИИГТ ФМБА России.

1) «Костный мозг — это мозг. Сдавать его опасно и больно».

На самом деле, костный мозг ничего общего не имеет ни со спинным, ни с головным. Он находится внутри тазовых костей, ребер, грудины, костей черепа, в утолщениях на концах длинных трубчатых костей. В нем нет нервных клеток. То есть это по большому счету не мозг.

Это мягкая масса ярко-красного цвета с большим количеством гемопоэтических стволовых клеток, которые нужны для пересадки. Их можно извлечь шприцем из тазовой кости, но чаще клетки выделяют из венозной крови.

Это не больнее и не опаснее, чем обычный забор крови для переливания.

2) «Некоторые, в том числе Президент России, думают, что базу потенциальных доноров костного можно использовать для создания биологического оружия против россиян. Ведь в процессе типирования определяют генетический тип человека».

Изготовить «оружие», нацеленное на конкретный народ, технически невозможно. Отличия русских от европейцев минимальны, в современном мире этносы смешиваются в самых разных причудливых комбинациях. Русские корни есть, например, у Леонардо Ди Каприо, Дэвида Духовны и Стивена Спилберга.

3) Регистр потенциальных доноров костного мозга можно использовать для «черной трансплантологии» органов.

Во-первых, криминальная трансплантология — сама по себе миф. Пересадка почки, сердца или печени требует высокой квалификации специалистов и сложного медицинского оборудования. Далеко не каждый хирург имеет соответствующий опыт и мастерство. Такую операцию невозможно сделать в подвале или незаметно провести в официальной клинике.

Во-вторых, после типирования в регистр заносят лишь код потенциального донора. Персональные данные хранят отдельно, и сопоставить две эти базы посторонний человек не может. Только проверенные сотрудники регистра. Процедура активации донора защищена. Даже лечащий врач пациента, которому нужна трансплантация костного мозга, ищет совпадения в регистре по анонимному коду.

Решение проблем трансплантации костного мозга по сей день в России не стало государственной политикой. Нет закона о донорстве костного мозга (только закон «О донорстве крови и ее компонентов»), первичное типирование почти везде происходит на внебюджетные средства. 

Если в регистре будет хотя бы 500 тысяч человек, половина всех нуждающихся в трансплантации костного мозга российских пациентов смогут подобрать там подходящий вариант. Даже сейчас поиск и активация донора костного мозга в национальном регистре минимум в три раза дешевле, чем в зарубежных базах. Затраты станут еще меньше, если добровольцев будет больше.

Фотографии предоставлены Русфондом.

Источник: https://www.asi.org.ru/article/2018/10/29/kakstatdonoro/

Цена спасения жизни

Сколько стоит костный мозк у человека

Ежегодно у 25–28 тыс. жителей России диагностируют онкогематологические заболевания. Каждого пятого больного может спасти только трансплантация костного мозга, в том числе от неродственного донора — генетического двойника.

Встретить «брата по крови» в своей семье шансов немного, и не всегда возможна пересадка собственных клеток больному.

Поэтому неродственная трансплантация требует создания регистра потенциальных доноров — добровольцев, согласившихся на передачу в базу данных цифрового кода своих генов.

Иллюстрация Евгении Власовой

Почти 70% доноров — это женщины, но идеальными кандидатами врачи считают мужчин. Потому что они не беременеют, не рожают и не кормят. В этот период женщина к донорству костного мозга не допускается.

Найти совместимого донора проще людям одной этнической группы, поэтому большинство стран создают свои национальные регистры. О донорах костного мозга мы подробно рассказывали в нашем спецвыпуске «Подразделение клеток.

Почему донорство костного мозга непопулярно в России».

В Европе и США регистры начали создаваться с 70-х годов прошлого века. Самые крупные на сегодняшний день работают в США — 9 млн доноров, в Германии — 8,5 млн, в Великобритании — 1,6 млн. В СССР попытки создания регистра предпринимались с 1978 года.

В 1988-м появился приказ Минздрава РСФСР о создании регистра в Российском НИИ гематологии и трансфузиологии. Там собирались создавать крионический центр для заморозки и хранения стволовых клеток. Но из-за сокращения государственного финансирования в 88-м программа так и не запустилась.

За 40 лет общими усилиями Русфонда, активистов, медиков, государства, НКО, журналистов и просто неравнодушных людей стране удалось протипировать всего лишь около 100 тыс. человек. Основные трудности сегодня связаны с тем, что в России нет закона, регулирующего донорство костного мозга и создание регистров.

Нет единых стандартов для работы с потенциальными донорами, нет правил взаимодействия трансплантационных клиник с регистрами.

Эксперты считают, что государство до сих пор не рассматривает НКО как полноценных партнеров в этой сфере, хотя именно Русфонд профинансировал из пожертвований людей — порядка 800 млн руб. — создание регистра и собрал пул из 170 СМИ, которые рекрутируют добровольцев, превращая регистр в общественный проект.

Но этих усилий все равно недостаточно. Чтобы найти генетического двойника — неродственного донора костного мозга — необходима выборка из 10 тыс. потенциальных доноров. Регистр 140-миллионной России должен включать как минимум 500 тыс.

человек, желательно из всех регионов страны, чтобы система заработала эффективно.

Кто помогает Русфонду находить инвестиции для создания регистра и как совершить прорывные изменения для спасения жизней тысяч россиян — об этом мы поговорили с генеральным директором Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Анной Андрюшкиной

Почему в России так мало доноров костного мозга, а государство не помогает решать проблему? Должно ли это вообще быть прерогативой государства или это задача третьего сектора?

Можно говорить о нехватке госфинансирования и обвинять чиновников в недостаточном внимании к теме донорства костного мозга, однако во всем мире регистры появлялись не по инициативе государства, а по инициативе людей, потерявших близких, и развивались на благотворительные пожертвования.

Как правило, это НКО, выступающие инструментом для самоорганизации общества в решении насущных социальных проблем. Многие социально ориентированные НКО сегодня экономически состоятельны и могут на равных конкурировать с государственными и частными предприятиями.

Мы привлекаем пожертвования граждан и компаний и не скованы рамками госбюджета, как госучреждения. У нас нет понятия прибыли, как в коммерческих структурах. Разумеется, все регистры работают в тесном сотрудничестве с государством, трансплантационными клиниками.

Основная наша задача сегодня — наладить это взаимодействие, договориться о правилах, которые устроили бы всех.

Люди не готовы к новому. Иногда, как в случае с созданием регистра, они просто боятся медицинских манипуляций. В России есть проблема с привлечением доноров крови. Как убедить людей, что им нужно быть донорами костного мозга, и облегчить контакт с потенциальными донорами?

Действительно, многие не знают, что такое регистр доноров костного мозга и для чего он нужен, путают костный мозг со спинным, полагают, что сдача клеток костного мозга — смертельно опасная процедура. Но чем больше мы рассказываем о донорстве, тем больше желающих вступить в регистр.

Русфонд сотрудничает со 170 региональными и федеральными российскими СМИ. По рекомендациям специального заседания Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека специально для доноров и всех желающих ими стать мы издаем интернет- журнал «Кровь5».

Там мы публикуем материалы о том, что такое костный мозг и гемопоэтические стволовые клетки, о трансплантации и людях, которые ее перенесли, — так мы вовлекаем потенциальных доноров в тему и повышаем их лояльность.

Говорить с людьми нужно открыто, на понятном им языке, нужно попытаться их заинтересовать. 

Анна Андрюшкина
Фото предоставлены rdkm.rusfond.ru

Как долго занимает поиск донора в среднем? Как ускорить процесс? И какую роль играют в этом процессе деньги?

Когда показана трансплантация костного мозга, врач проводит первичный поиск донора в российских и зарубежных регистрах: вводит фенотип пациента в компьютерную программу и видит, есть ли потенциально совместимые с ним доноры.

Если совпадений нет, регистры, конечно, могут попытаться организовать донорскую акцию, рассказать историю этого пациента, призвать людей на помощь. И есть примеры, когда совместимого донора удавалось найти среди новых добровольцев. Только, к сожалению, такое происходит нечасто.

И на организацию акций, и на поиск средств на типирование, и на само типирование требуется время. А время работает против пациента. Поэтому о том, чтобы вступить в регистр, каждый из нас должен думать сейчас, до того как беда коснется кого-то из близких.

Если в результате первичного поиска совпадения обнаруживаются, время требуется на подтверждающее типирование и обследование донора, организацию его приезда в клинику. Всё вместе занимает от нескольких месяцев до полугода. Конечно, регистры и сами стремятся максимально сократить эти сроки.

Деньги тут, разумеется, важны, поскольку все процедуры должны быть оплачены. Дата сдачи донором трансплантата в обязательном порядке согласуется с лечащим врачом пациента и зависит в том числе от его состояния.

Из-за нехватки доноров в России приходится покупать костный мозг за границей — например, в Германии. Зачем тогда развивать свою систему, если немецкая отлажена как часы?

Да, большая часть трансплантатов для российских пациентов поступает из-за рубежа. Цена колеблется от €18 тыс. до €30 тыс. в Европе и от $40 до $50 тыс. в США. Поиск и активация российского донора обходятся как минимум втрое дешевле.

Это существенная разница, учитывая, что госбюджет не финансирует эти процедуры, а платят благотворительные фонды или семьи пациентов. Но дело не только в стоимости.

Даже если деньги на оплату удается найти, в 20 случаях из 100 поиск в зарубежных регистрах заканчивается неудачей. Шансы заполучить подходящего донора наиболее высоки при поиске в регистре добровольцев одной или схожих этнических групп.

Исследования говорят о лучшей приживаемости трансплантата, полученного от земляка. Поэтому так важно развивать свой национальный регистр с характерными для нашей страны фенотипами.

Сколько сегодня платят пациент и его семья за лечение? Известны случаи, и их немало, когда людям приходится продавать квартиры, чтобы найти деньги на лечение рака, например, за границей.

Госквота на неродственную трансплантацию костного мозга чуть меньше 3 млн руб. Из этих средств оплачиваются пребывание и лечение больного в клинике и сама процедура трансплантации.

Деньги на поиск и активацию донора, необходимые до и после трансплантации противоинфекционные и иммунные лекарства больные и их 4 родственники должны находить сами — это дополнительно 1,5–2,5 млн руб. и выше.

Как правило, больные обращаются за помощью в благотворительные фонды или организуют сборы в социальных сетях. В августе 2017 года совет директоров Русфонда учредил фонд «Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова».

Регистр объединяет фенотипы добровольцев, полученные в высоком разрешении, и внедряет европейский сервис для врачей в организации поиска донора и забора костного мозга. До этого момента такой сервис в РФ отсутствовал.

Если совместимые доноры найдены и трансплантационная клиника инициирует активацию одного из них, всю координацию берет на себя Национальный регистр.

Его сотрудники свяжутся с региональными регистрами, в которых хранятся персональные данные потенциальных доноров, организуют повторное взятие образца крови для определения инфекционного статуса и контрольного типирования в лаборатории трансплантационной клиники, где находится больной.

Затем идет согласование с клиникой, с медцентром для забора трансплантата у донора.

Национальный регистр заключает договоры со всеми участвующими в процессе активации учреждениями, включая гостиницы, транспортные компании, лаборатории, центры сбора клеток, страховые компании, курьерские службы, сервисы организации питания, формируется единый счет за поиск и активацию донора. При этом оплату поиска совместимых доноров из Национального регистра и заготовки трансплантатов от них возьмет на себя Русфонд.

Как в вашем представлении выглядит полноценная база доноров? Сколько в ней должно быть человек? Во сколько обойдется ее создание?

Трансплантологи говорят о российском регистре численностью 300–600 тыс. потенциальных доноров. Сегодня самая низкая стоимость типирования — в Казани.

В 2017 году Русфонд и Институт фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета внедрили там новый для России NGS-метод первичного типирования добровольцев: Next Generation Sequencing — «Секвенирование нового поколения».

Он поднимает качество типирования, увеличивает скорость и сокращает стоимость. Реагенты на типирование одного донора в NGS-лаборатории обходятся в 7 тыс. руб., а в других регистрах РФ — от 14 тыс. до 35 тыс. руб. за сопоставимое исследование.

В сентябре 2018 года открыли первую в стране специализированную NGS-лабораторию. Ее мощность — до 25 тыс. типирований в год. Для сравнения: в 2017 году страна протипировала 15 тыс. человек, и 9,4 тыс. типирований оплатил Русфонд, в 2018 году — 21,7 тыс. и 10,5 тыс. соответственно.

Если ориентироваться на минимальную стоимость 7 тыс. руб. за одно типирование, то создание базы в 300 тыс. доноров обойдется в 2,1 млрд руб. Сумма внушительная, но посильная для Русфонда. Мы рассчитываем на поддержку федеральных и региональных СМИ, которые помогут привлечь внимание к теме.

Надеемся и на снижение стоимости реагентов: в настоящее время по заказу Русфонда несколько отечественных компаний занимаются разработкой реагентов по цене 4 тыс. руб. за типирование. 5 Реагенты — самая большая статья расходов. Вторая — рекрутинг. Чтобы минимизировать траты, мы ищем партнеров по привлечению добровольцев.

Десятки неравнодушных людей, волонтеров помогают организовывать донорские акции по всей стране.

С 1 октября 2018 года к проекту присоединилась сеть медицинских лабораторий «Инвитро»: согласно договору о сотрудничестве любой россиянин может сдать кровь на типирование в своем регионе, компания берет на себя логистику и оплату труда медперсонала.

В 2017 году Русфонд получил президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга: организацию донорских акций, изготовление информационных материалов, проведение конференции.

В 2018 году мы выиграли новый президентский грант на издание интернет-журнала «Кровь5» для потенциальных доноров костного мозга.

Подготовили Степан Давиденко и Анастасия Петренко

Источник: http://plus-one.rbc.ru/economy/cena-spaseniya-zhizni

Сколько платят разным донорам: яйцеклетки, спермы, крови, костного мозга

Сколько стоит костный мозк у человека

Сегодня многие люди стараются не только помогать другим людям, но и зарабатывать на донорстве. Как это делать при помощи сдачи крови, плазмы, спермы, яйцеклетки, костного мозга и печени расскажем далее. И сколько получают доноры за определенные органы собственного тела?

Оплата донорам крови и плазмы

Работайте в банке из дома!Найдите для себя работу в одном из направлений:

  • Работа из дома: взыскание задолженностей, привлечение новых клиентов и ведение уже существующих.
  • Разъездная работа: доставка карт, работа за стойками в крупных ТЦ.
  • Работа в офисе: поддержка клиентов банка из московского офиса.

Кровь обычно сдают безвозмездно. Для того чтобы поощрить человека могут выдавать продуктовый паек для восстановления сил или же выплатить денежную компенсацию на питание. Ее размер зависит от региона РФ. Сегодня чаще всего эта сумма колеблется от 800 до 900 рублей.

При этом кровь может сдать любой желающий в каком-либо медицинском учреждении.

Доноры с отрицательным резусом получают денежную сумму больше, чем другие. Она равна 1400 рублям.

Плазма сдается либо на безвозмездной основе, либо на платной. При этом в первом случае выдается паек или сумма от 800 до 900 рублей на питание, во втором случае выплачивается сумма от 2600 до 2800 рублей. Сдача крови на тромбоциты колеблется от 800 до 900 рублей (компенсация) или от 6000 до 6500 рублей (платно).

При этом доноры обладают еще несколькими привилегиями, помимо денег и пайка:

  1. Они получают несколько дней оплачиваемых отгулов, если работают на официальной работе. Один день официальный, второй — по желанию человека. Если работник сдал кровь в выходной день или в свой отпуск, выходной день переносится на любой другой день, по желанию.
  2. Почетный донор может получить путевку в санаторий, различные льготы с компенсациями.

Сколько получают доноры крови, зависит от анализа.

Сколько получают за сдачу спермы

Сдать сперму в российских медицинских учреждениях не так просто. Необходимо пройти ряд бесплатных анализов и обследований, а также подписать договор, по которому человек будет не против того, чтобы его материал использовался в целях оплодотворения. Сколько платят донорам семени, зависит от типа анализа.

На первом этапе платят около 1000 рублей. В это время происходит сдача биологического материала с учетом всех указаний. На ней проверяют семенную жидкость на пригодность.

На втором этапе происходит криокрсенвация жидкости и спустя полгода ее размораживают и снова изучают на разные показатели. Если донор подошел по всем параметрам, ему платят вторую часть – 4000 рублей.

Далее, каждый месяц ему платят до 12 тыс. рублей. Эта сумма варьируется от числа сданного семени. В конце концов, за год такой процедуры можно приобрести себе в копилку до 100 тыс. рублей. Это будет прекрасный дополнительный доход.

Донорство яйцеклетки

Поскольку яйцеклетка в теле женщины чрезвычайно важна для оплодотворения и в каждом организме имеется небольшое количество их, то доноры получают около 30-80 тыс. рублей. Определенная сумма варьируется от количества сданного материала и от региона. Донором женских клеток может стать любая представительница женского рода от 18 до 35 лет.

Естественно, она должна быть физически и психически здорова, не иметь внешних и внутренних отклонений. Некоторые клиники обязывают женщину предъявить свидетельство о наличии одного или двух детей.

Пожертвование клеток происходит путем гормональных препаратов, которые стимулируют рост фолликулов для повышения вызревания яйцеклетки, а затем делается пункция под общим или местным наркозом. Сколько платят донорам яйцеклеток интересно многим представительницам слабого пола. После множества обследований и анализов можно получить от 10 до 30 тыс. рублей.

Сколько платят за донорство костного мозга

Костный мозг – то, что чаще всего сдают мужчины и женщины, после крови и клеток в половых органах. Они необходимы для проведения операций и спасения жизни людей с онкологией.

Точную цену можете узнать на сайтах иностранных клиник. В среднем, донорам платят около 50 тыс. евро. Это неопасно для него самого, так как все клетки восстанавливаются. Стать им не так просто.

Нужно иметь подходящего клиента и обговорить о своих задумках с врачами.

После этого сдаются все анализы, и только тогда можно будет совершить задуманное. Во всем мире это считается актом самопожертвования, безвозмездная процедура. Оплата считается подарком.

В иностранных клиниках и российских такие люди могут надеяться лишь на бесплатную процедуру, проживание в период проведения анализов и процедур, проживание с питанием. Также компенсируют иногда финансовые потери в работе.

Сколько стоит почка человека

Если операция проводится в государственной клинике, то почка предоставляется бесплатно. Стать донором этого органа тоже можно. За нее некоторые медицинские учреждения готовы заплатить 100 тыс. долларов.

Можно ли стать донором печени и сколько можно заработать?
Печень – чрезвычайно важный орган в человеческом теле. Сегодня торговля своими органами, в частности, печенью запрещена. Стать донором можно только безвозмездно. Им может быть близкий человек, родственник того, кому требуется пересадка. Естественно, он не должен иметь каких-то серьезных заболеваний. Этот ряд перечислен в клиниках.

Конечно, ее пересаживают только тогда, когда нет угрозы для потери жизни. После совершения этой процедуры 50% людей продолжают жить без ограничений. Что касается незаконного донорства, то на черном рынке цена печени может превосходить в переводе на рубли от 1 до 2 млн.

Узнайте еще, как получить лицензию частного охранника и начать зарабатывать?

Про зарплату инженера в советское время и сегодня в России читайте тут

Сколько получают денег судьи и их помощники в России: http://cowcash.ru/salary/professions/sudya.html

Как стать почетным донором?

Почетный донор в мире – человек, который сдал кровь более 60 раз бесплатно или же за компенсацию. Сегодня в России это человек, который сдал ее более 40 раз или 60 раз на плазму и другие составляющие.

Кровь сдавать можно раз в полгода. В зависимости от состояния здоровья и количества сдаваемой жидкости эта цифра может варьироваться до года. При каждом переливании необходимо заполнять соответствующие документы и сохранять их, постепенно накапливая.

Для того чтобы официально оформить это право, нужно сходить в специальный медицинский центр, заполнить заявку и получить через пару месяцев удостоверение со значком.

Такие люди, получив все доказательства своего почета, имеют право на денежную выплату ежемесячно. Это 13 тыс. рублей в прошлом году. Также они обладают льготами:

  • 50% скидка на лекарства по рецепту;
  • пропуск к врачам без очереди;
  • отпуск в любой момент;
  • бесплатная медицинская помощь и 50% скидки на анализы;
  • поездка в санаторий без очереди, при желании человека.

Сколько платят почетным донорам в год, зависит от региона проживания человека.

«Сколько получают доноры за кровь?»

Источник: http://cowcash.ru/salary/professions/skolko-platyat-donoram.html

Донорство костного мозга: кто, что, где и сколько стоит | Милосердие.ru

Сколько стоит костный мозк у человека

Фото с сайта en.wikipedia.org

В феврале 2016 в нескольких городах России проходила акция «Спаси жизнь ребенку с лейкозом», организованная «Русфондом» и медицинской лабораторией «Инвитро». Ее участники сдавали кровь на типирование, чтобы войти в Национальный регистр доноров костного мозга.

Когда нужна трансплантация костного мозга

Трансплантация костного мозга (ТКМ) используется, прежде всего, при лечении онкологических заболеваний, таких как лейкозы, поражения лимфатической системы, нейробластома, а также при апластической анемии и ряде наследственных дефектов крови.

Не следует думать, что больному «меняют» его костный мозг на чей-то еще. На самом деле пациент получает внутривенно гемопоэтические стволовые клетки здорового человека, которые восстанавливают способность организма к кроветворению. Эти клетки могут развиваться, превращаясь в эритроциты, лейкоциты и тромбоциты.

В России применять ТКМ начали в 1990-х годах. Введение здоровых гемопоэтических стволовых клеток бывает необходимо, когда онкологический больной получает высокие дозы лекарств, иногда в сочетании с лучевой терапией, в результате чего кроветворение подавляется и не может восстановиться самостоятельно.

Иногда это единственный способ спасти человека, но он несет в себе и серьезные риски. Возможны острые иммунные реакции, когда клетки донора распознаются клетками реципиента как чужеродные и наоборот. В этом случае может произойти отторжение донорских стволовых клеток организмом больного или иммунная атака донорских клеток на его ткани.

Врачи могут не решиться проводить трансплантацию до наступления у пациента прочной ремиссии, как в случае с Евгенией Герасимовой, героиней программы «Пусть говорят».  

Опасно также проводить эту процедуру при тяжелых сопутствующих заболеваниях, например, инфекционных.

Кто может стать донором костного мозга

Донором для пересадки костного мозга может быть и сам пациент. Это наиболее простой способ, поскольку иммунологические проблемы при нем не возникают. Если у онкологического больного не поражен костный мозг, у него могут заранее взять некоторое количество кроветворных стволовых клеток, а потом, после проведения интенсивной терапии, ввести ему их обратно.

Добровольные доноры требуются для так называемой аллогенной трансплантации, когда клетки берутся у другого человека. Чтобы проверить, подходит ли костный мозг для пересадки, у потенциального донора берется на анализ кровь и проводится типирование – определение HLA-фенотипа, то есть набора генов, отвечающих за совместимость тканей.

Большая вероятность такой совместимости есть у родственников, причем отец или мать обычно реже подходят на роль донора, чем брат или сестра. Однако идеальным донором – с таким же HLA-типом, как у больного — может оказаться и совершенно незнакомый человек, живущий в другом полушарии. Найти такого человека возможно только с помощью специальных регистров.

Регистры доноров

Регистры для поиска потенциальных доноров костного мозга начали создаваться в Европе и США еще в 80-х гг. Одними из первых возникли Фонд Энтони Нолана в Англии и Фонд Стефана Морша в Германии.

В настоящее время в некоторых странах существуют национальные регистры, в которых объединены данные различных специализированных организаций. Так, национальный регистр NMDP в США содержит сведения о 9 млн доноров, DKMS в Германии – о 5 млн.

Международный регистр IBMTR объединяет информацию о 20 млн доноров из всех мировых регистров.

В России на данный момент зарегистрировано лишь 43 тысячи потенциальных доноров.

Этого недостаточно для подбора подходящего HLA-типа для каждого больного, нуждающегося в ТКМ. Между тем поиск и привлечение российских доноров в десять с лишним раз дешевле, чем те же действия с использованием международных регистров и доноров-иностранцев. А главное, поиск в национальном регистре экономит время, важное для успешного лечения.

В 2013 году «Русфонд» совместно с Первым Санкт-Петербургским медицинским университетом и рядом других организаций создал Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Он состоит из восьми локальных регистров.

Среди них – Петербургский (на базе НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М.

Горбачевой), Челябинский (Челябинская областная станция переливания крови), Самарский (Самарская областная станция переливания крови), Ростовский (Ростовская областная станция переливания крови), Екатеринбургский (Свердловская областная клиническая больница № 1).

Как сдают костный мозг

Врачи считают, что процедура забора костного мозга у донора намного проще, чем обычное хирургическое вмешательство.

Под общим или эпидуральным наркозом с помощью полой иглы в шприц закачивается небольшая часть костного мозга (это жидкость) из верхнего края тазовых костей.

Обычно приходится делать несколько проколов, чтобы набрать необходимое количество этой жидкости. После этого донор проводит в стационаре около двух дней. 

Фото с сайта bethematch.org

Самым неприятным моментом во всей процедуре забора костного мозга является анестезия, считают врачи. Уровень гемоглобина снижается незначительно. Костный мозг восстанавливается приблизительно месяц. Болезненные ощущения в спине проходят через несколько дней.

Второй способ – получение кроветворных клеток из периферической крови. Предварительно донору дают препарат, «выгоняющий» нужные клетки из костного мозга.

Затем из вены берут кровь, она проходит через прибор, разделяющий ее на компоненты, гемопоэтические стволовые клетки собираются, а остальная кровь возвращается в организм через вену на другой руке. Для отбора нужного количества клеток вся кровь человека должна несколько раз пройти через сепаратор.

Процедура продолжается пять-шесть часов. После нее донор может испытывать симптомы, похожие на недомогание при гриппе: боли в костях и суставах, головные боли, иногда повышение температуры.

Как попасть в регистр

Донором может стать любой человек в возрасте от 18 до 50 лет, если у него не было гепатитов В и С, туберкулеза, малярии, ВИЧ, нет онкологического заболевания или диабета.

Если вы решили стать потенциальным донором костного мозга, то сначала надо сдать 9 мл крови на типирование и подписать соглашение о вступлении в регистр. В случае, если ваш HLA-тип подойдет какому-нибудь больному, нуждающемуся в ТКМ, то вам предложат пройти дополнительные обследования. Безусловно, вы должны будете подтвердить свое согласие выступить в роли донора.

На сайте «Русфонда»  опубликован список лабораторий, где можно сдать кровь, чтобы оказаться в Национальном регистре доноров.

Где в России проводят ТКМ

В России трансплантацию костного мозга проводят всего в нескольких медицинских учреждениях: в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Количество специализированных коек ограничено, как и число квот на бесплатное лечение.

ФНКЦ «Детская гематология, онкология и иммунология» им. Дмитрия Рогачева Миндзрава РФ ежегодно делает до 180 пересадок гемопоэтических стволовых клеток у детей.

Институт детской гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой в Санкт-Петербурге в 2013 году, по данным «Коммерсанта», провел 256 таких процедур по квоте и 10 платных, в 2014 году Минздрав выделил этому учреждению в общей сложности 251 квоту.

В Свердловской областной детской клинической больнице № 1 с 2006 года было сделано немногим более 100 трансплантаций костного мозга, а в Свердловской областной клинической больнице № 1 (для взрослых) на 2015 год было запланировано всего 30 ТКМ.

Что касается количества специализированных коек, то в Институте им. Горбачевой, например, их 60, а в Свердловской областной детской клинической больнице № 1 — 6.

Между тем, по данным благотворительного фонда «Подари жизнь», ежегодно в трансплантации костного мозга в России нуждается не менее 800-1000 детей — не считая взрослых.

Если лечиться за свои деньги, то оплата одного только койко-дня в отделении трансплантации гемопоэтических стволовых клеток института им. Рогачева обойдется как минимум в 38500 рублей.  В целом же стоимость ТКМ в Москве, по данным компании Мед-Коннект, может доходить до 3 миллионов рублей, а в Санкт-Петербурге — до двух миллионов рублей.

За лечение в Германии приходится платить до 210 тысяч евро, а в Израиле — до 240 тысяч долларов. И все это без учета поиска донора в Международном регистре, который выльется еще в 21 тысячу евро. В России этот поиск оплачивают, как правило, благотворительные фонды — такие как «Русфонд», «Подари жизнь», «AdVita».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/transplantatsiya-kostnogo-mozga-donoru-ne-stoit-boyatsya/

В базе — только 52 тысячи. как стать донором костного мозга и почему это не так опасно, как кажется?

Сколько стоит костный мозк у человека

На сегодня в белорусском реестре потенциальных доноров костного мозга 52 тысячи человек, рассказывает Сергей Лещук, заведующий Единым регистром трансплантации Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей.

А нужно — минимум 100 тысяч, чтобы база начала работать эффективно. Почему белорусы боятся стать донорами и так ли это опасно, как кажется, Сергей Лещук, а также Анатолий Усс, руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга, рассказали TUT.

BY.

Александр Корсаков, TUT.BY

Почему белорусский регистр доноров небольшой?

Операции по пересадке костного мозга в Беларуси начали делать 25 лет назад — в 1993 году. В основном это были аутологичные трансплантации, то есть у пациента с заболеванием кроветворной системы забирали собственные стволовые клетки крови, обрабатывали их и пересаживали опять.

— Аллогенные трансплантации, то есть от донора, тоже были, но родственные. Аллогенные неродственные начали делать совсем недавно, — рассказывает Сергей Лещук.

Первую такую трансплантацию, когда белорус был донором для белоруса, по мировым меркам провели недавно — в 2013 году. С тех пор только 9 жителей Беларуси согласились стать донорами, среди них четверо — в 2017-м. Для сравнения: ежегодно от доноров из Германии проводится свыше 7 тысяч трансплантаций.

В Беларуси каждый год делают около 30 неродственных пересадок гемопоэтических стволовых клеток: от 7 до 12 — взрослым, остальные — детям, рассказывает Сергей Лещук. При этом пересадка требуется гораздо большему количеству человек. Например, в 2017-м в белорусский регистр поступило 75 запросов.

— Из них 34 — на поиск донора для взрослых пациентов, 41 — для детей. Потенциальные доноры в нашем регистре были найдены для 26 человек. Только 5 из них подошли полностью. В итоге были проведены 4 трансплантации: один из найденных доноров отказался. Для 49 граждан среди белорусов никого не нашлось, — приводит статистику Лещук.

Анатолий Усс. Фото с сайта m9gkb.by

Те пациенты, для которых донора найти не удается, остаются в листе ожидания, объясняет профессор Анатолий Усс.

— Но нужно понимать, что лист ожидания — это не очередь в магазине. Если мы не нашли донора сразу, то шансов, что он появится через полгода, очень мало. Именно поэтому важно, чтобы наша база пополнялась.

Ведь смысл национального регистра не столько в том, что поиск донора дешевле обходится для бюджета. Известно, что люди, живущие на одной территории, более близки в плане генома.

Найти донора для белоруса в Гомеле гораздо проще, чем в Калифорнии.

По словам Анатолия Усса, каждый год от зарубежных доноров в Беларуси проводится 20−30 трансплантаций. Стоимость процедуры забора и транспортировки трансплантата — от 15 до 20 тысяч долларов. Если же донор белорусский, эта сумма меньше в десятки раз, говорит профессор.

— Трансплантация выполняется тогда, когда другими методами спасти человека невозможно. Альтернативы у пациентов с различными злокачественными новообразованиями, врожденными иммунодефицитами, многими аутоиммунными заболеваниями и некоторыми видами рака нет, — говорит Анатолий Усс.

Трансплантировать можно гемопоэтические стволовые клетки (ГСК), костный мозг (КМ) или пуповинную кровь. Часто это — единственная надежда на выздоровление. Для успешной трансплантации ДНК донора и реципиента должны совпасть на 100%: это снижает риск отторжения.

В этом случае, когда лечение не помогает, донор становится единственным шансом на дальнейшую жизнь для реципиента — своего генетического близнеца.

Обращение в белорусский регистр нечасто дает результат: слишком мало в нем человек, чтобы найти идентичного донора. Как правило, при необходимости трансплантации белорусские врачи делают запрос в немецкий реестр доноров костного мозга DKMS. Он объединяет данные 8 миллионов человек со всего мира.

Белорусский регистр, а точнее Центральный реестр доноров гемопоэтических стволовых клеток (ГСК), начал развиваться около пяти лет назад.

До этого у доноров крови и ее компонентов брали информированное согласие на HLA-типирование (обследование на иммунологическую совместимость) и вносили данные их фенотипа, однако «дальше этот процесс никуда не шел», говорит Сергей Лещук. В 2013-м разрозненные базы решили объединить в одну.

Фото с сайта m9gkb.by

— У нас существовал кабинет в 9-й городской клинической больнице, где проводилось рекрутирование доноров для реестра. Он охватывал только Минск. Затем мы начали работать со всеми отделениями переливания крови столицы.

Далее мы объединились с базой РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий, в которой уже было около 10−11 тысяч доноров крови, подключили областные станции переливания крови по всей стране.

В 2014 году эти объединенные базы данных стали полноценным центральным реестром, в котором на сегодня практически 52 тысячи потенциальных доноров.

Сергей Лещук подчеркивает: 52 тысячи человек — это реальное, актуальное число людей, способных стать потенциальными донорами ГСК или костного мозга, а соответственно, они могут спасти жизнь другого человека.

— В прошлом году мы начали актуализировать базу данных. В регистре могло быть больше человек, но мы удалили оттуда доноров старше 45 лет, с противопоказаниями: кто-то переболел гепатитом, у кого-то развилась гипертония или случился инфаркт, кто-то перенес операцию.

Каждый год регистр старается «прирастать» на 10 тысяч человек. Например, в 2017 году удалось рекрутировать 10 293 потенциальных донора, говорит Сергей Лещук.

— Сначала мы ставили себе задачу собрать базу на 50 тысяч. На сегодня этого мало. База начнет работать нормально, когда в ней будет минимум 100 тысяч человек.

В таком случае шансы найти доноров среди жителей Беларуси возрастают в 2−3 раза. В идеальном расчете — чем больше, тем лучше. У соседей поляков 40 млн населения, у нас — 9 с половиной.

У них 1 миллион 400 тысяч доноров, у нас — 52 тысячи. Мы многому можем поучиться у соседей, не говоря уже про Германию.

— Когда мы только начинали трансплантации, то сразу искали донора за рубежом, — рассказывает Анатолий Усс. — В то время во многих странах регистр был уже развит, у нас же об этом ничего не знали. Только пять лет назад приступили в формированию регистра доноров ГСК в Беларуси.

Здесь нужно сказать, что без понимания и поддержки в то время председателя комитета по здравоохранению Дмитрия Пиневича это было бы невозможно. Решение комитета по здравоохранению Мингорисполкома обеспечило развитие высокотехнологичной медицинской помощи в данном направлении.

Сегодня наш регистр сопоставим с регистром России, в котором около 79 тысяч потенциальных доноров. Нам уже не стыдно, когда мы смотрим на восток, но все еще неловко, когда мы смотрим на запад.

Как стать потенциальным донором костного мозга?

Сегодня, согласно приказу Министерства здравоохранения, при необходимости трансплантации костного мозга врачи делают первичный запрос в белорусский регистр. Если в нем найдут потенциального донора, скорее всего, ему предложат «дотипироваться».

— Чтобы произошла трансплантация, донор с реципиентом должны быть идентичны по двум классам: АВС и DRB1, DQB1. В данный момент при первичном типировании ДНК, когда человек просто сдает кровь, мы определяем только первый класс. Если по нему есть совпадение, мы советуемся с гематологами по дальнейшей тактике обследования донора.

Дарья Бурякина, TUT.BY

Попасть в белорусский регистр потенциальных доноров ГСК просто: всего лишь нужно сдать 5−7 миллилитров крови и заполнить информированное согласие на донорство. Затем результаты HLA-типирования внесут в общую базу данных центрального реестра.

— На втором этапе, если звезды сложились так, что в процессе поиска по базе ДНК донора оказывается идентичным ДНК пациента — он совпадает и по первому, и по второму классу, мы вызываем человека, просим его сдать ГСК и спасти пациента, которому требуется трансплантация. Хотя, бывает, человек к этому моменту передумывает становиться донором — такое тоже случается. Отказаться — это его право.

Если потенциальный донор соглашается, врачи Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга рассказывают, какие анализы нужно сдать перед пересадкой и через какую процедуру пройти. Сергей Лещук объясняет: она не такая опасная, как ее рисует воображение человека, незнакомого с процессом.

— Есть два понятия: костный мозг (КМ) и гемопоэтические стволовые клетки (ГСК) периферической крови — так называемые предшественники клеток крови, которые дают начало всем остальным. Костный мозг берется из подвздошной, тазовой кости. В данный момент превалирует пересадка ГСК периферической крови. Процедура забора проводится аппаратным способом из вены, как будто вы просто сдаете кровь.

Перед процедурой донора приглашают сдать все анализы и пройти обследование. Для этого требуется кратковременная госпитализация на 2−3 дня.

— Мы вводим донору колониестимулирующий фактор (гормоны, которые стимулируют образование и выброс в периферическую кровь стволовых клеток), чтобы ГСК стало больше, мы могли взять их для реципиента и оставить что-то для донора. Что брать: костный мозг или ГСК — решают трансплантологи. Костный мозг, конечно, лучше. Почему? В нем клеток больше, и они разные, можно выбрать. Но забор ГСК для донора менее травмирующая процедура.

Анатолий Усс подтверждает: принципиальной разницы в том, что трансплантировать: костный мозг, пуповинную кровь или стволовые клетки крови, — нет.

— ГСК и костный мозг сопоставимы по своему плацдарму стволовых клеток. Главный критерий — достаточное их количество в трансплантате. Если будет мало, система кроветворения пациента не восстановится.

Сергей Лещук рассказывает: забор ГСК или костного мозга нестрашен и неопасен. Если у человека здоровый организм (а иначе он не сможет стать донором), то он быстро восстановится.

— Теоретически последствия могут быть такие же, как и при обычном заборе донорской крови, — рассказывает профессор Усс. — Например, человек может упасть в обморок при виде крови.

Никаких других последствий не может быть априори. Перед забором ГСК вводится колониестимулирующий фактор.

За 27 лет его применения в мире не было зарегистрировано ни побочных эффектов, ни осложнений, — стучит по дереву Анатолий Усс. — Надеюсь, и не будет.

Дарья Бурякина, TUT.BY

По постановлению Совмина, каждому донору ГСК или костного мозга полагается денежная компенсация на восстановление здоровья. Ее размер равен 30 базовым величинам (735 белорусским рублям) за костный мозг или 20 базовым величинам (490 белорусским рублям) за ГСК.

— Тут есть важный вопрос, — акцентирует внимание Сергей Лещук. — Люди, как правило, хотят помочь конкретному реципиенту: вот этой больной девочке или тому мальчику. Но подойти вы можете абсолютно разным людям, с которыми до пересадки не будете даже знакомы, — такова этика.

Обращаться в белорусский регистр могут только белорусские трансплантационные центры: Республиканский центр гематологии и пересадки костного мозга и Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Межправительственных соглашений у Беларуси пока нет, это значит, делать запрос на поиск доноров среди белорусов врачи из других стран не могут.

Анатолий Усс говорит, что в данный момент прорабатывается возможное взаимодействие в этом направлении с Российской Федерацией.

Если же в белорусском Центральном реестре доноров гемопоэтических стволовых клеток потенциального донора не находится, врачи пишут запрос в международный.

— HLA-генотип с поляками и немцами, например, у нас очень схож. Только логистика разная. Тем не менее очень хотелось бы, чтобы наш регистр развивался и пополнялся новыми потенциальными донорами: это в определенном смысле наша государственная демографическая безопасность и возможность для человека спасти жизнь другому, кто уже потерял надежду.

Дарья Бурякина, TUT.BY

Трансплантацию ГСК в Беларуси делают в том числе иностранным гражданам. Ее стоимость в среднем составляет 120 тысяч долларов, рассказывает Анатолий Усс.

— Экспорт услуг в этой службе составляет 2 миллиона долларов в год — серьезные деньги для развития медицины. Их мы можем использовать на закупку оборудования, расходные материалы, оплату труда знаковым специалистам. Ведь отток трудовых кадров — тоже большая проблема. Например, три из пяти молекулярных биологов нашей лаборатории типирования уехали за рубеж.

В данный момент лаборатория HLA-типирования ожидает переоснащения. Как объясняет Анатолий Усс, сейчас при заборе крови выполняется HLA-типирование серологическим и молекулярно-биологическим методами, а «это технологии ХХ века».

Закупка новой техники — геномного секвенатора нового поколения — позволит перейти на технологии типирования потенциальных доноров, которое используется в лучших лабораториях Европы.

К примеру, стоимость подбора донора на секвенаторе в 2−2,5 раза ниже, чем нынешним способом.

— Также в планах у Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга повысить мощность отделения трансплантации костного мозга: увеличить количество ламинарных боксов с 7 до 20. Представляете, насколько можно увеличить продуктивность? Нет ничего ценнее, чем жизнь человека, и все наши усилия, как и медицины в целом, должны быть направлены на ее сохранение.

Источник: https://news.tut.by/society/600030.html

Путь права
Добавить комментарий